Euroatlantyckie zbrodnie przeciwko Serbom z użyciem zmanipulowanych Chorwatów

„Oluja” znaczy „Burza” – największa, zbrodnicza akcja wysiedleńcza ostatniego ćwierćwiecza w Europie.

Pani dr Ałła Gigowa z Bułgarii, którą miałem zaszczyt poznać minionej wiosny w trakcie rocznicowego Soboru Słowiańskiego na trasie Moskwa-Petersburg, nadesłała mi pocztą elektroniczną materiał poświęcony operacji „Oluja” ( „Burza”), którą na oczach całej „demokratycznej Europy” , a w rzeczywistości z inspiracji i za przyzwoleniem jej skundlonych polityków- przeprowadziły oddziały Chorwackich ( katolickich) szowinistów i ich bośniackich, muzułmańskich pomagierów.

Niech to będzie przestrogą dla nas Słowian, choć w świetle wydarzeń w Donbasie brzmi to jak wołanie na puszczy ! Mimo wszystko warto przypominać o tym nam, Polakom, których  konsekwentnie wychowuje się na mięso armatnie wojny z Rosją.

Obowiązkiem narodowym jest przypominać ciągle naszym Rodakom żeby nie pozwolili sobą manipulować i odesłali anglosasko-syjonistycznych prowokatorów tam , gdzie ich miejsce, czyli do diabła.

 

Przytaczamy także niżej także nieliczne przykłady polskich analiz wspomnianych tragicznych walk wewnątrz słowiańskich, narodów byłej Jugosławii.

PZ

 

Д-Р АЛЛА ГИГОВА,

                                                     ПРЕДСЕДАТЕЛЬ БОЛГАРСКОГО СЛАВЯНСКОГО ДВИЖЕНИЯ, ЧЛЕН ПРЕЗИДИУМА МЕЖДУНАРОДНОГО СЛАВЯНСКОГО СОЮЗА, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ИСПОЛКОМА ЕДИНОГО МЕЖДУНАРОДНОГО АНТИФАШИСТСКОГО АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОГО ФРОНТА.   

 

     Четвертого августа 1995 года хорватские вооруженные силы с одобрения и при поддержке НАТО, Хорватского министерства обороны ( ХВО ) и Армии БИХ осуществили агрессию против Сербской области Краина ( северная Далмация, Лика, Кордун и Банья) из состава Республики Сербская Краина.

     Агрессивное нападение было совершено вопреки несомненному факту, что эта область находилась под защитой ООН ( сектора Юг и Север),  и что  делегация РСК в Женеве была на встрече с хорватской делегацией при  представителях ООН, и в   Белграде при участии США в качестве руководящего члена НАТО, принявших предложение международного сообщества о переговорах, относящихся  к заключению политического соглашения по вопросу о статусе Краины , согласно  Плану 3-4, с целью прекращения военных акций по умиротворению одних за счет других, и возвращения жестких гарантий о ненападении. 

     Сербам Краины ( на около  230000 жителей около 30000 солдат) противостояли около 200000 солдат, из которых в конкретных операциях участвовали 138500 человек из ХВ, МУПа и ХВО. Если прибавить к этому мусульманские силы и силы НАТО – агрессоров было больше, чем жителей в Краине, а по количеству войск соотношение было 7 к 1 в пользу агрессоров.    

     И в то время, как вся Краина была подвергнута  невиданному артиллерийскому обстрелу,  а хорватские солдаты убивали и поджигали все сербское, верховный командующий хорватских войск и президент Хорватии Франьо Туджман , вопреки передачам радио и телевидения, призывал « от имени демократических властей Хорватии» сербов « оставаться в своих домах, и без страха за свою жизнь и имущество дождаться хорватских властей».

     За несколько дней неравноправной борьбы была сломлена оборона сербских войск Краины ( СВК ). Народ западной Краины, наученный « историческим опытом» , отправился оттуда  как наибольшая сербская диаспора ( около 220000 человек ) на восток, к братьям по вере и нации.

     Хорватские войска ( от них не отстали и мусульманские ) , добравшись до сербов, употребили много раз испробованные методы ликвидации ( резали, сжигали,  пускали пули в затылок, бросали в ямы… ) , применяли и некоторые новые методы ( замораживание и сжигание химикалиями).

     И когда прекратилась оборона СВК, агрессор убивал людей в колоннах беженцев и до Уне, и дальше – в глубине Республики Сербской. По пути, где шли колонны беженцев, остались трупы убитых артиллерийскими снарядами, авиационными бомбами, снайперским огнем, ножами.

     По подсчетам ВЕРИТАСа найдены 1922 имени погибших и пропавших сербов, из которых 1192 человек – гражданские лица ( 62% ), половина их – свыше 60-ти лет. Между жертвами находилось 534 женщины (28%) , 2/3 которых старше 60-ти лет, что представляет собой  один из черных рекордов последней гражданской войны на территории бывшей Югославии. Между жертвами есть и 19 человек  в возрасте до 18 лет, среди них и дети 9-14 лет. Из всего количества до конца августа было убито 1764 человека, или в среднем по 68 человек в день.

     Из всего количества жертв  до сих пор выяснена судьба 894 лиц, но на счету имеется еще 1028 лиц пропавших, из которых 669 человек гражданских лиц, между которыми  342 женщины. Хорватия без уважительной причины  избегает эксгумации в известных местах, где находятся не менее 438 останков, в основном, под знаком « неизвестный», это единственный случай на территории бывшей Югославии, когда без юридического предлога отнимается право на идентификацию 268 ексгумированных  посмертных останков.

     Около 1500 служащих СКВ пережили порабощение, из которых многие  и были осуждены на  многолетнее тюремное заключение по вине участия в боях как преступники. Около 3200 старых и не могущих оставить свои огнища интернировали в лагеря гражданских лиц. В октябре 1995 года делегация Международного Комитета Красного Креста по всей Краине переписала 8444 человека, в основном, старых и немощных, среди которых были около 2000 хорвата и немного мусульман, живущих в Краине.

     Краина была опустошена, разграблена, разрушена и сожжена. Педантичные чиновники ООН и представители разных гуманитарных организаций  насчитали только в секторе « Юг» около 22000 опустошенных объекта и констатировали уничтожение и разрушение 80% всех объектов Краины. Не были пощажены ни церкви, ни культурные, исторические сербские и антифашистские памятники.

    Эта агрессия, под кодовым наименованием «Олуя» ( « Гроза») была сопровождена, как и остальные, предыдущие ( Милевацкое плато, Маленица, Мекдачки джей и Блесак ) тактикой « сожженной земли», что к половине ноября достигло  размеров  полного уничтожения сербского присутствия в Краине.

     Было очевидно, что хорватские власти предприняла эту агрессию, чтобы выжить с этой территории сербскую общность, которая там жила. Совет безопасности « сильно осудил хорватскую военную офанзиву  большого размера» ( Р 1009/ 95). – но ни разу не наложило какое-либо наказание агрессору.

     Президент Республики  Хорватии Франьо Туджман, не боясь никаких последствий, уже 6 августа в книнской крепости провозгласил, что « сербы  добровольно оставили Краину» ( сами себя изгнали)  и им пожелал « счастливого пути». На всехорватском соборе 15 января 1996 года он констатировал « успешное проведение акции «Олуя» как навсегда решенную главную проблему Хорватской державы».

     Величайший парадокс этой агрессии, как и предыдущих, в том , что факт агрессии осуществляла страна – член ООН, а Краина была зоной под защитой этой организации, и что некоторые члены этой организации не только одобрили, но и участвовали в этой агрессии. Так Билл Клинтон, тогда президент США, самого мощного государства мира, в своих мемуарах « Моя жизнь» в сообщении за 2004 г. высказался, что во время Олуя « болел за хорватов», чему в этом ему подражал тогдашний канцлер Германии Гельмут Коль.

     Суд Трибунала в Гааге после двухлетнего расследования выдвинул обвинение ( первое – в 2001 году, второе – в 2007-ом ) против хорватских генералов Анте Готовина как главного оперативного командующего хорватскими силами в операции «Олуя» в секторе « Юг»,  Младена Маркача, командира спецчастей МУП Республики Хорватия, и Ивана Чермака, коменданта крепости Книн. Тяжесть обвинения против них содержится в том, что  с июля до конца сентября 1995 года они вместе с другими хорватскими политиками, военными и полицейскими верхами военного периода, среди которых были и Франьо Туджман, президент РХ, Гойко Шушак, министр обороны РХ, Янко Бобетко и Звонимир Червенко, начальники Главного штаба Хорватских войск, все покойные, а из живых генералы Мирко Норац, командир войскового соединения Госпича Рахим Адеми, заместитель командира войскового соединения Сплита Миленко Црняц, командир войскового соединения Карловаца  Мате Лаушич, командир Военной полиции Маркица Ребич, заместитель министра обороны по безопасности Иван Ярняк, министр внутренних дел Йипе Радич,  при участии многих служащих военных, политических и иностранных структур  на своих уровнях  включились в « совместную объединенную преступную акцию , чьей общей целью было насильственное и длительное изгнание сербов из области Краины, силой, угрозами или угрозами силой, изгнаньем, насильственным переселением и депортированием, ограблением и уничтожением имущества и другими средствами», что представляет собой начало преступных уголовных действий против человечности и нарушение закона и обычаев войны. Кроме заведенных уголовных дел, которые являются  следствием совместной преступной акции, им предъявлено обвинение и за убийства и истязания в качестве как предвиденные и возможные последствия  такой акции.

     В марте 2008 г. перед Трибуналом в Гааге начался долгожданный процесс над вышеупомянутыми  обвиняемыми. Доказательства поступков были закончены к 11 июня того же года. За более, чем два года  суд заседал 303 рабочих дня, были выслушаны 145 свидетелей, из которых обвинение вызвало 81, защита – 57, а судебный совет – 7.  Если не будет требований о выяснении новых доказательств, дело может быть завершено  с 30 августа до 2 сентября этого года. Нет никаких сомнений, что приговор, который Трибунал произнесет, вероятно, до конца этого года, будет иметь огромное значение и для Хорватского государства, и для сербов в Хорватии. Количество и качество доказательств, предъявленных в ходе главного процесса со стороны обвинения и судебного совета, укрепляет оптимизм нас, сербов Краины, в том, что приговор будет осудительным.

     Вопреки приведенным обвинениям  в ходе главного процесса , Республика Хорватия  придерживается той « декларации об « Олуе», которую ее Парламент утвердил 30 июня 2006 г., в которой к акции, согласно уже известных атрибутов « военно-упорядочивающей акции, проведенной при уважении всех положений международного военного, гуманитарного и гражданского права», добавляются и новые» победоносные, решающие, незабываемые и последние  хорватские битвы», как и атрибуты « международной юридически легитимной и союзнической антитеррористической акции». Международное сообщество еще не реагировало на эту декларацию, будет полным абсурдом, если вслед за НАТО Хорватия будет готова войти и в Европейский союз.         

     В качестве главного обвинителя Трибунала в Гааге, Серж Брамерц 18 июня этого года подчеркнул в Совете безопасности, что Хорватия все еще не выполнила требований Суда в связи с тем, что не представала важных документов хорватских войск времен операции «Олуя», которые обвинение ищет годы подряд для осуждения упомянутых генералов. 30 июня этого года Хорватия  открыла и приостановила  три главы на присоединительных переговорах о вступлении в ЕС. Неожиданное открытие главы « о правосудии и основных правах» в Хорватии толкуется как « продукт политической кухни по принципу палка и морковь», то есть как минутная награда за абсолютную кооперативность и послушание при бросании жребия на Балканах, и как награда за открытие расследования  против Мирослава Туджмана, Маркице Ребича и Анте Гугича, бывших офицеров Военных сил безопасности ( СИС ) , которые с 1997 г. до 2000 г. были обязаны по плану обеспечивать хорватское сотрудничество с гаагским судом, что заключалось в укрывании и людей, и документов.

     А ГДЕ  СЕРБЫ ИЗ КРАИНЫ,

     ЧЕРЕЗ ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ ПОСЛЕ ИЗГНАНИЯ?.

     И далее все, главным образом, изгнанники, бездомные, апатриды, выселенцы, обозванные  эпитетами агрессоров и военных преступников. В списке призванных на процесс за военные преступления в Хорватии по состоянию на 31 марта 2010 г. находятся 1534 человека ( 433 под следствием, 563 с обвинениями и 538 осужденных ), в основном, сербы с Краины и служащие бывшей Югославской Народной Армии, и лишь несколько десятков служащих вооруженных сил Хорватии.

     И далее мы ставим настоящий вопрос: как сербы могут быть агрессором в государстве, в котором они основной народ, согласно Конституции, и как они могут быть преступниками, когда 1% из них убиты, 2/3  изгнаны, и уничтожили всю их частную собственность, и их исторические, культурные и духовные памятники?

         И до сих пор президент Хорватского государства  посреди Белграда объявляет, что для всех сербских беженцев широко открыты « двери для возвращения» , на практике ничего не изменилось по сербскому вопросу. Напротив, и далее усташские настроения упражняются на спортивных матчах и концертах эстрадных звезд, в национальных судах; и далее употребляются двойные стандарты; и далее арестуют и нападают на возвращающихся и туристов из Сербии; и далее уничтожают православные святыни и знамена; снова идут призывы об основании « хорватской православной церкви» времен НДХ; вновь рисуются граффити « Сербов – на вербу», …почему все сербы шутят, им ясно, что и далее они не желанны в Хорватии.

          Когда власти Сербии выдвинули обвинения в Международном суде против Хорватии за геноцид над сербами в районе Краина, причиненный  во время и после акции «Олуя», с предложением , чтобы суд над Хорватией наложил наказание виновным и оплату ущерба потерпевшим, чтобы обеспечить их мирную и нормальную жизнь , чтобы вернуть полное признание их национальных и человеческих прав, и чтобы из списка государственных праздников были изъяты « День победы и благодарности отечеству» и « День защитников Хорватии», которые празднуют 5 августа как день  триумфа  геноцидной операции «Олуя», и то в год, когда Хорватия открыла три главы, среди которых и « глава глав» – правосудие и основные права на предварительных переговорах с Европейским союзом, хорваты изумлены. Они уже привыкли, что Европа к ним снисходительна. Но вопиющие преступления на этот раз заставили и Европу возмутиться. Конечно, не сравнить отношение Гаагского трибунала к хорватам  с отношением к невинным сербам, защищавшим свою родину. А если еще им напомнить, что творили усташи во время Второй мировой, тогда полтора миллиона сербов стали жертвами жесточайшего, невообразимого геноцида…,от которого приходили в ужас даже видавшие виды гитлеровцы.   

         А решение Международного суда от 22 июля этого года о легализации  Декларации о независимости Косово от 17 февраля 2008 г. , между тем, подтверждает и легитимность акта, по которому сербы из Хорватии вначале девяностых годов прошлого века приняли закон о разделении с Хорватией и провозгласили свое самостоятельное и независимое государство, тем более/ что в то время имели статус конституированного народа, и такими остаются, и при новых возможностях, путем  дипломатии и права снова приходят к полной государственности.

     Из-за этого изгнанные и по всему свету расселенные сербы из Хорватии, как и множество тех, кто вернулся, все еще ждут значительной помощи международного сообщества для решения их вопроса, а также и вопроса о статусе, чтобы сразу была поправлена великая историческая и человеческая несправедливость.

    Трудно объяснить, что случилось с хорватским генералом Слободанов Пральяком, что заставило его выпить « неизвестную жидкость», так предусмотрительно поставленную перед  ним. Он упорно отказывался признать себя виновным. Неужели на фоне объема всех преступлений, происходивших если не по его приказу, то в его присутствии, он себя чувствовал не при чем? Не ужас содеянного, а упорное нежелание признать его преступность были его главным ощущением… Но собирался ли он покончить с собой или его « покончили», подставив сомнительный стакан… Это ещ предстоит узнать… Возможно, он еще что-то или кого-то скрывал, и те, кто боялись, что в последнюю минуту он ЭТО выдаст, поторопились с его концом. История преступлений усташей столь же сложна, ужасна и запутана, как история преступлений бандеровцев и гитлеровцев… Это история человеческой низости… Нормальному человеку она видится вне всякой нормы человеческого поведения.  Потому и в Нюрнберге Геринг поторопился уйти в небытие…  Ведь не из-за проснувшейся совести, которая для фашистских палачей  является лишь химерой…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В С Е С Л А В Я Н С К И Й  К О Н Г Р Е С С , КИЕВ, НОЯБРЬ 2010-11-20.

                                                                           Д-р Зоран Петрович ПИРОКАНАЦ,

                             Институт политических исследований, Центр « Юговосток»,

                                                                                                                          Белград.

АМЕРИКАНСКОЕ И ЕВРОПЕЙСКОЕ ОТНЯТИЕ

СЕРБСКИХ РЕСУРСОВ В КОСОВО И МЕТОХИИ.

Второе албанское государство в Европе.

     Европа и Америка еще с 199 г. приняли  провозглашение и второго албанского государства в Европе, что является европейской исторической премьерой. Потому албанцы-шиптеры в январе 2004 года  в качестве представителей государства Косово  и появились как гости Фонда Бертельсмана в Берлине, на коллоквиуме, посвященном европейскому строительству. Здесь были представлены  представители России, Соединенных штатов ( во главе с Генри Киссинджером) , Израиля, Турции, Украины, Хорватии и… Косово, еще не ставшего государством1.

     Америка желает еще с 90-х годов максимально расширить на Восток Европейскую унию, через НАТО в Украину и Косово как етапы так называемых заключительных работ  по новой архитектуре и геометрии безопасности юго-востока Европы. США – главный производитель работ, а помогают им в этом прежде всего английская Корона, Голландия, Германия, Франция и множество других европейских стран – членов пакта НАТО.

     Албанцы-шиптеры ( при координации НАТО, а во время гражданской войны и при участии иранских спецслужб, что является особым курьезом и перверзией чрезвычайно низкой интенсивности) лживо приближались к своей вековой цели – триумфальному осуществлению мощи независимого государства. В марте 2008 г. лидеры Приштины вместе с американцами и  ЕС    

1 Автор текста упортребляет традиционное наименование « шиптари» . вместо новоявленного « албанцы». Сами жители Косметас дальних времен употребляли слово « шиптари», что имеет недвусмысленный корень в албанском  языке. По мнению автора, этот термин не имеет ничего неприятного. Просто делается разница между албанцами из Албании и нашими родными шиптерами.

– для легитимности провозгласили рождение нового государства – Косово. Ясно его намерение  дойти до присоединения с Албанией, Западной Македонией, отчасти – с Черногорией и Грецией. Это является твердой целью шиптерского народа и пока не имеется в виду  организация контрсилы, которая бы их остановила в их историческом намерении. Так как Европа и мир погрузились в период новых вызовов в вопросах безопасности и геополитики, ведь, как известно, волны сепаратизма начали заливать мир годы подряд. Или, как однажды высказался парадоксальный Сальвадор Дали:  « Вернулась систематизация конфузии».

     Геополитика  сочинена прямыми и косвенными контрударами, которые различны в пространстве и куда как очень удалены друг от друга. Так и несогласие России и Запада по поводу окончательного статута Косово, и споры вокруг антиракет можно проанализировать понятие о размерах расширения евро-атлантических инстанций за спиной  всех ( НАТО и ЕС ), на рубежах Европы.2

      Запад временами желает смягчить Россию в связи с Косовым, временами старается работать на « шиптерское» дело. 26 марта 2007 года в последнем отчете Финца Марти Ахтисари рекомендуется « независимость под специальным международным наблюдением» в Сербской провинции Косово, в то же время  11 мая 2007 года  США, Великобритания и Франция представляют проект резолюции. Текст вообще не берет в расчет отчет Ахтисари, а предвидит « независимость под специальным международным наблюдением». Это подразумевает наименование  международного гражданского представителя с широкими полномочиями, после и специального представителя ЕС, а также военное присутствие НАТО. Уже до конца 2008 года  эта операция показывает более проблематично весомо, как можно упасть по предначертанию Вашингтона. НО между тем все-таки лоббировали за присуждение Нобелевской награды за мир Финцу Ахтисари, многолетнему шефу продолжения руки Вашингтона, Международной кризисной группы. Это совсем логично за те усилия и хаос на Балканах, чтобы получить у многих признание.з

2 Русские видят НАТО и ЕС  в виде антагонистических созданий. Приднестровье, Абхазия и Южная Осетия означают противодействие свего рода ограниченного суверенитета Молдавии и Грузии. ЕС утверждает, что желает обеспечить дух стабильности и хорошего управления своими восточными рубежами, как и свободного доступа к Каспийскому бассейну. Это еще именуется « надежной ролью перворазрядного значения». Черное море и Кавказ представляют новые границы Европы.

3  О механизме управления в современном мире, как и о наследниках мировой властной элиты читайте прекрасную статью Владимира Илича « Фамилия» ( 2002) и « Империя» (2007).

     УГОЛЬ И ДРУГИЕ РЕСУРСЫ – ИСТИННАЯ ПРИЧИНА КРИЗИСА КОСМЕТА.

          Иранский президент Ахмадинеджад сразу же после своей победы на выборах заставил паниковать весь западный мир  первым же своим выступлением в прессе. В нем он ясно давал знать, что « более всего не хочет позволить иностранцам использовать иранские ресурсы, нефть, газ и самих иранцев». Это столетие будет столетием битвы за ресурсы, и главное препятствие в отношении мира, особенно богатого, это пословичный аппетит к бедной части планеты. Западу нужна дешевая энергия. Богатый мир и далее будет делать все , чтобы добраться до тех ресурсов, которые могут быть дешевле.

     До конца 80-х в мире установилось равновесие между тратами и  нового количества добытой нефти. В конце первого десятилетия нового тысячелетия ситуация стала абсолютно иной. Нефть теперь подходит к концу. Налоговая политика обескураживает предпринимателей, которые тратят больше энергии, накладывая на них больше налогов. Одновременно Запад старается и минимизировать проблемы энергии. Наступило время угля, но  считается, что у него самая грязная технология. В Соединенных штатах получены новые технологии увеличения газификации угля и уменьшения его вредного действия на окружающую среду. « Дженерал электрик» уже внедряет новую технологическое оборудование для обработки угля, чем сильно уменьшает вредные выбросы СО2. Сегодня на планете имеется изобилие угля, и он дешевле нефти и газа. И у Китая пробудились ненасытные аппетиты к любой энергии, в том числе, и к углю, несмотря на высокую степень обогащения.   

     Потому и уголь Космета  надо рассматривать как  значительный экономический момент региона Юго-востока Европа в будущем.4 Сербский ресурсный потенциал, если смотреть генерально, не особенно велик, а главная его энергетическая безопасность на будущее локализирована на  

——————————————————————————————

4 Автор использует термин Космет, слияние слов Косово и Метохия, как единое понятие  этой географической территории. В западном мире сознательно употребляют редуцированное понятие Косово, исключая  известную территорию южной сербской провинции Метохию. Албанцы-шиптери, прибегнув к таким методам лингвистической войны, вели свою выше описанную войну против Сербии. Область Метохия получила свое имя от церковного понятия « метох», что означает церковное имущество. Сербская православная церковь имеет документ на владение значительной частью земли Космета, так что абстрагирование имени Метохия – шиптерский акт в борьбе против Сербии.

на территории Косово и Метохия. Геологи и энергетики считают, что свыше 60% сербского энергетического потенциала выпадает  на Космет. Согласно современной  экономической оценке  минерального богатства СФРЮ, Сербии принадлежит 50% ее минерального сырья, а Космету – 10%  ресурсной карты  важнейших рудников – свинца и цинка. Вместе с серебром  это представляет 60% резервов в Космете. Восемь  водных потенциалов, кроме других источников энергии, находятся на территории Косово и Метохия.

     В тот время, как в центральной Сербии в поверхностной разработке угля « Колубара» угля остается на будущие 35 лет, в Обиличе около  Приштины  его хватит на  несколько столетий.  Косметские лигниты  ( косовский и метохийский бассейн) представляют собой 70%  этого сырья в Сербии, из которых пока использованы лишь 2%. , Даже при условии, что они худшего качества, чем в Костолице и Колубаре, они являются самым значительным энергетическим резервом страны. Их общая оценка стоимости восходит до 500 млрд. долларов, выраженная через стоимость 180-200 долларов на тонну нефти. Эта стоимость еще больше, если вести расчет электроэнергии, которую можно произвести из косметских лигнитов. Сербская государственная электрическая компания ЭПС рассчитывает на эти природные ресурсы, потому что все действующие планы  были на основе  эксплуатации угля из этой разработки. Тут очевидно, что государственные планы Сербии не отступили перед неопровержимым фактом изменения геополитической ситуации на юге Сербии.5 

     Исследование недр Косово и Метохии еще полностью не завершено, но большинство специалистов согласны в том, что  доказанные резервы  угля превышают  20 млрд. тонн. Зато можно сказать без преувеличения, что, если уголь попадет в руки албанцев, то есть больших западных хищных энергетических компаний, Сербия быстро превратится в зависимую энергетически, геополитически и экономически территорию региона. Ввозя ток от албанцев Косово, чьи кредиты  до сих пор платят  граждане Сербии (sic!). Многие специалисты также уверены, что неоткрытых углей еще больше,Ю что практически вся территория Косово и Метохии располагается

5  В дирекции ЭПС в Космете  планировали  развитие электроэнергетического  капацитета  ЭПС в Косово до 2020 г., и они охватывали оживление ТЭ « Косово А» и строительство двух блоков ТЭ « Косово Б», настоящая мощность , как и стоящие блоки. Пока 339 мегаватта, как и новая ТЭ « Косово Ц» – всей мощностью 2100 мегаватта. Они бы работали на угле с новой шахты « Южное Косово». После этого периода предстоит три варианта развития: минимальный (6500 мегаватта), умеренный ( 8500 мегаватт) и максимальный ( 10000 мегаватт).     

на углях. 6

   Когда начнется  эксплуатация западными компаниями, которые еще при бомбежке Косово  имели планы для иных намерений на этой территории, они любым способом увеличат производство тока  в сравнении с ритмом  газификации времен СФРЮ, но и тогда угля хватит на века. Неужели тогда нам было нужно, что бы это стало одной из приоритетных точек на переговорах сербов с албанцами в Вене? И сколь серьезна эта тема, одновременно она и пункт  возможного долгосрочного договора  между албанцами и сербами, ведь это и окончательная релаксация отношения, которая очевидно отсутствовала на процессе переговоров о решении окончательного статута  Косово и Метохии? Как же и сербы, и албанцы-шиптеры, и международное сообщество так упорно игнорировали  ключевую тему  косметского узла – уголь? У сербской стороны  в будущем непременно возникнет вопрос об исторической ответственности глав сербского государства в период переговоров – Тадича, Коштуницы, министров  Драшковича и Йеремича, членов делегации на переговорах в Вене, как и всего политического класса Сербии, который несет историческую ответственность за переговоры, проведенные  с огромным ущербом для интересов Сербии, непоправимым в будущем.    Просто будущее даст ответ  на вопрос, кто  дал право сербским политикам игнорировать на переговорах в Вене одно из основных прав любого народа в мире – право на  ресурсы, жизненного условия всех народов для государственного развития в этом и следующих столетиях?

     При все более ускоряющемся строительстве новой безопасной архитектуры и геометрии Юго-востока Европы, Космет играет очень значительную роль. Но этой роли нет, судя по сказанному о резервах угля, ведь , как известно, мировые меди годами  настаивают на условиях международного публичного мнения о так называемых « долголетних сербских нарушения  прав человека албанцев».  Причина этому  отнятых у государства Сербии его самых значительных природных ресурсах.Среди наскоро перечисленных  рудных залежей Космета, кроме  драгоценных    

———————————————————————————————-    

6 Наш уголь в Косове стоит, как и 1 млрд. тонн нефти, говорит проф. д-р Дежан Милованович, шеф кафедры  экономической геологии Шахтно-геологического факультета Белграда. Его коллега, профессор д-р Новак Блечич утверждает: « В 1988-1990 гг. производство ТЭ « Косово А» И « Косово Б» достигло 6,1 млрд. квч. Ежегодно, е сейчас в новых условиях свыше миллиона евро едва достигает 3,6 млрд. квч., в сравнении с 50% инсталлированных и уже пущенных в действие годовых мощностей.

залежей свинца  и цинка ( 16% запасов СФРЮ), никеля и кобальта ( 48% ), магнезита ( 72%), лигнита ( 41%) , бентонита ( 67%). Имеется и ванадий, вольфрам, олово, цинк, медь, хром.  Магнезит имеется и в Голеши, в Трнаве, а ферроникель – в Глоговице. 

     Залежи находятся в области Капаоника, в сторону Космета, что является указующим дополнением, обращающим внимание на упомянутый быстрый процесс  отрыва Косово от Сербии. Некоторые муниципалитеты  после Второй мировой войны перешли при административном неосторожном разделе, позволенном сербским руководством, в географический пояс Косова, где никогда прежде не были. Когда сегодня смотришь на карту, то это оказываются именно те муниципалитеты, где  имеются  рудники – вода!. Вопрос в том, что это все старые средневековые рудники Сербии. Наибольшее количество  рудников в близи разделения, говорят геологи и специалисты рудного дела, но нет и речи о выплате за рудники.    Здесь, например, относительно скромный рудник Зияче в продолжении Трепчи. Лепосавич, мимо которого тянут  на « веревке» Сербию, до конца шестидесятых годов  административно также не относился к  Космету. Тогда его потеряли  из-за исторически пагубного пропуска сербского политического класса в виду требования Тито для федерализации СФРЮ, и Сербии тоже. В области Лепосавич также имеются значительные залежи руд.7

     Нет более надежного индикатора важности этих ресурсов Космета, чем  интерес англичан  к сербско-албанским ресурсам. История нас учит безошибочно: когда английские  геологи появляются где-то на планете, там  стране будет черно. Как только албанцы провозгласили независимость своего второго албанского государства, геологи Объединенного королевства ( во имя своей богатой королевы, разумеется!)  провели в Космете фундаментальные исследования ресурсов. Они подтвердили геологические экспертизы эпохи Тито. Они утверждали, как сообщила « Нью-Йорк таймс», « территория имеет огромное количество минералов, включающих залежи

———————————————————————————————

7 Между прочим, среднее содержание металла в залежах свинца и цинка в Косово ( 5-6% Пб + Цн ) известно среднего мирового уровня, утверждают специалисты  Шахтно-геологического факультета Белграда. Количество золота по содержанию также более, чем в 10 раз больше , чем в РТБ БОР. И в мире, не говоря о маленькой стране вроде Сербии, это значительное количество руды, и нигде в мире не игнорировали бы  возможности эксплуатации такой руды, даже ее бедной жилки. Все нужно во всем неизвестном мире, ничто не бросается, и ничто  не пренебрегается. 

никеля, свинца, цинка , кадмия, бокситов, и даже небольшие жилы золота».8

     Роман Тороман, консультант из Парижа, без усложненных терминов высказался в сербской печати: « Европейский союз делают абсолютно по модели Югославии, которую предварительно разбили, так что Косово из-за природных ресурсов стала  первой колонией в сердце Европы. Не понимаю, почему Коштуница ,  получив  власть после Милошевича, не предъявил американцам ультиматума, что должны выйти с сербской территории у базы Бондстил под угрозой всеобщей мобилизации. Это сделало бы любое суверенное государство, а Сербия тогда могла мобилизовать до 2-х миллионов человек! Между прочим, первым сепаратистским актом был указ Йосипа Броз Тито 1946 года, по которому Сербии было запрещено возвращаться в Косово.» 9

     До этого в Сиринишском источнике ( Штрыпце и окрестности) открыты и доказаны резервы высококачественной питьевой воды, по официальным данным испытаний ее состав  далеко превосходит качество того, что миру предлагает, например, Франция.  Сиринишский источник с качественной водой, выдерживающей состязание  с самыми известными водами всей планеты. С двух сторон он граничит с областью Гора ( Драгаш и окрестности), где живут гордые ( в эти годы тоже этнос, подверженный опасности со стороны албанцев) горанцы ( горцы ), тут находятся еще  неразработанные залежи урана. 10

     Очень важна местность Бальевац на Ибре, которая находится рядом с Косметом, там Сербия имеет открытое месторождение руды борит на сумму 200 млрд. долларов. Это также помета плена ТНК, о чем явно не говорится, но работается на битву за отделение уже полных 15 лет. Пусть английская мультинациональная компания  закупила  рудник борита за незначительную сумму около 130 млн. евро   , но в эксплуатацию  из-за неизвестных причин она начала аж сейчас. Экономическая оценка стоимости  залежей Бальеваца в действительности может мультиплицироваться, потому что сербская наука двумя десятилетиями раньше овладела  технологией переработки этой руды, оторая относится к стратегическим рудам, используя ее для космических технологий, а подобные месторождения имеются лишь на нескольких местах

———————————————————————————————

8 Нью Йорк Таймс, 24.3.2008.

9  Београдски дневник.Правда,27-28 марта 2008 г.

10 Напомним, что с албанской стороны области уран в свое время стали добывать китайцы, у которых были хорошие отношения с Энвером Ходжей.

 на планете (Чили, Россия, Турция). 

     Атлас Косово , который создан с помощью самых современных, космических, технологий американцев, один из индикаторов повышенного старания дальнейшего исследования ресурсного потенциала Косово и Метохии. Американские и другие ТНК любым образом ожидают в близком будущем  разрешение косметской проблемы, чтобы начать эксплуатацию. И дилетанту это ясно, когда видит перед комбинатом в Обиличе огромную вывеску: « Consortium  M. A. N. – Alsthom”. Ясно, откуда явились новые хозяева сербского сырьевого имущества.11

     Албания планирует производство 30 %  своей энергии в Космете,  хотя официально неуверенно прикрывает эту свою цель. Что Албания инвестирует на территории Косово,  вопрос, интересный  всему миру. Тирана, во всяком случае, с нетерпением ожидает время, когда она сможет  прямо эксплуатировать эти ресурсы со своими братьями – шиптерами из Космета. И сколько бы они ни  скрывали это свое намерение, она видна при любом геополитическом анализе, и на эту неминуемость указывает и энергетическая бедность Албании. Ее целью является объединение экономических усилий  с Косметом.

     НЕПРОХОДЯЩАЯ РАНА КОСМЕТ – ИСТОРИЧЕСКИЕ УРОКИ  

        До сих пор политические силы от Стамболича и Милошевича до конца 2010 года проводили политику в Космете посредством фикции настоящей заинтересованности в том, чтобы задержать область в рамках Сербского государства.  Автор уверен на основании своего многолетнего исследования материала, что все акции дипломатии Сербии до сих пор  представляют какую-то офанзиву по поводу Космета, только искусное ( а убедительно только необещанное сообщение) , поднятие древка, пока албанцы-шиптеры

———————————————————————————————

11 Во время вспомнили об энергии, напомнили о забытом дополнении. Одна французская фирма в 1957 г. задумала развитие Косово, что ей было поручено Исполкомом Космета того времени. Уже тогда хотели из угля производить среднекалорийный газ. Все тогда помешались на газе! Сущность нашли, когда СНГ  произвели из этого угля гас, и нашли способ смешивать его с природным газом. Специалисты ставят вопрос: « Почему сегодня не говорится явно о газификации лигнита, что быстро оплачивается? Мы бы имели, таким образом, на 10% больше выгоды».

 

 

Не узнали, что написано Вашингтоном еще в начале 90-х годов.12  Сооружение «Эулекса» – уверенное подтверждение этого. Они в Космете лишь с одной целью – укрепиться в теплом Косово и  вдобавок удалить Сербию от помыслов что-либо изменить в этом необратимом процессе.

     Сербский политический класс, точнее  та часть проектированных и поставленных кадров, «специалисты» гипер-класса, с домашними фамилиями, не работал на Сербию, а на концепцию других интересов и геополитических планов.

     В сербском обществе все очевиднее тенденция  отчитаться за работу по безопасной архитектуре и геометрии Юго-востока Европы, сначала в Космете, потов в Придунае ( мыслится Воеводина) , о чем говорится « мягче». Но  глядят, как избежать этой темы явно в медиях. Чтобы все были на том ходу, что замыслили США в вашингтонском косовском fait accompli.13     

     Вспомним и неприятную истину – тотальное сербское поражение в терминологическом плане. Величайший шиптерский успех, тот долгосрочный, в который вложено десятилетие лоббирования по всему миру и значительные финансовые средства, является  определенным увеличением мировой политической терминологии в отношении понятия Косово. Из этого  сербского топонима изменено только последняя буква ( что ничего не означает в албанском языке) состоит наименование «косовар» , редуцированное обозначение только шиптеров. Благодаря элегантному ходу не остается сербов  , их географии, литературы, культуры вообще, что для нас является  мгновенной оккупацией. Мир, перфидно зажмурившись, допустил эту опаснейшую диверсию  в наш национальный быт, готовясь к такой будущей энциклопедии, учебникам географии, истории, которые будут « культурно очищены» от всякого присутствия сербов. Это отягчено еще больше физическим уничтожением  многих монастырей и церквей, самого твердого доказательства сербского многовекового присутствия в Косово.

 

12 Патриотические речи  министра Йеремича , президента Тадича и ими выдвинутых факторов нашего атрофированного государства просто имели задачей кричать, а не совершить что-то нужное на пользу нашему государству и народу.

13 Это, по мнению автора, самая нижняя, самая стыдная точка сербского государства  в его всей политической истории. Современные лидеры должны иметь в уме, когда берутся за какой-то стратегически извращенный прием, они будут непременно отвечать и перед историей, и перед собственным народом. 

     Мы должны, между прочим, не смотря на эту мрачную жестокость, не забывать при блиц-просмотре хронологии и содержания недавнюю историческую фазу стратегического колупания, распада и территориального разделения сербского государства. Вот краткое напоминание бомбежки Сербии и Космета в 1999 году, напоминание, что довело до того , что на Сербию, а тем более, на Космет выпало столько обедненного урана для обеднения сербов.14

     « Варварство тотал-национализма начался ужас», написал  известный в мире социолог Эдгар Морен в Парижском сборнике статей «Л.Монд» непосредственно после прекращения бомбежек Сербии летом 1999 года. Небрежное и бедное заключение, оправдание убийственного применения обедненного урана против гражданского населения, и все под плащом « гуманитарного вмешательства». Ни  Эдгар Морен, ни остальные интеллектуалы  не были отягчены каким-либо грузом совести. Эта цитата еще одна иллюстрация огненного военного вклада  « пятого рода армии НАТО», видных западных интеллектуалов, предшествовавших бомбардировщиков, бомбивших обедненным ураном.15  Совместная работа по бомбежкам Сербии объявлена ограниченным успехом, ведь  они не разорили Белграда, как многое другое, хотя, как признает американский генерал Шорт, и хотелось. Но успели оккупировать Космет и подготовили его к определенному отделению от матери Сербии.  

     Особый вопрос, который возник в связи с « героическим» нападением Сербии со стороны 19 стран с помощью « упомянутых» ракет , это экологические последствия бомбежек. Ни экологи, ни информационные службы Запада ( но не сербские)  в сущности не вошли в тему огромного загрязнения нашей страны. Это настоящий шок, который  однажды мы переживем, если проговорят все те, кто  нам «сервировал» разную грязь, и кто отравил весь живой мир Сербии. Логичное заключение происходит из         

——————————————————————————————-

14 Обедненный уран. как оказалось, между прочим, повлиял и на обедненных шиптеров-албанцев,в чьих больницах врачи отмечают эпидемию рака, последствия бомбежек 1999г. Но геостратегия и геополитика, кК и военные анализы – дисциплины, которые холодно анализируют перемены и достижения военных операций и битв, и готовы не обращать внимания на людские страдания и потери.

15 Напомним, что согласно нашей классификации современной войны, кроме классических трех родов войск, НАТО  успешно поощряет и четвертый – медии, как и пятый род – НБО – неправительственные организации при поддержке известных специалистов интеллектуального класса.

факта, о котором в Сербии и Космете говорят стыдливо: полностью неестественно рост малигнизации ( раковых мутаций) среди населения Сербии со времен бомбежек, и его трудно объяснить лишь ситуацией высокого стресса, в которой народ живет долгие годы. Напомним только о Вьетнаме и тотальном уничтожении его флоры, фауны, о десятках лет невидимой оплаты вьетнамцами ненормальным ростом генитальных мальформаций (образований) у новорожденных. Вьетнамский народ был подвержен воздействию  негуманных и недозволенных химических веществ, которые и сегодня вызывают тяжелую инвалидность.16

     Текст немецкого представителя-эколога в щаб-квартире ЕС в Брюсселе Фишера  под заглавием « Косово и ущерб   среде человека», обращает внимание на объемы экокатастрофы, которая ввергает в опасность намного более широкий географический пояс, чем только Сербия. Он констатирует, что ЕС не имеет никакого эффективного плана  для санации нарочно  предвиденного ущерба. Узнаем также это и от РЕС ( Региональный центр для центральной и восточной Европы ) с местонахождением в Будапеште. Центр выслал для Европейской комиссии сообщение о конкретных последствиях бомбежек Сербии. Его команда работала сразу  после конца войны  10 дней в Косово и во всей Югославии. Как говорит Фишер: « Они вернулись  с территории ужаснувшимися: земля, вода, воздух достигли степени загрязнения, которая делает невозможным здоровое сельское хозяйство и разведение скота на долгий период времени». Они констатировали, что надо избегать зоны Косово, а также Македонии и Албании, где имеются мини-катастрофы экологии, когда рубят дрова на обогрев или строят хату.17 Фишер заключает: « Население военной зоны не может вести тут вести нормальную жизнь, если не исправить экологическую ситуацию. Драматическое высказывание шефа специальной миссии по Косово само

16 Сенатор Джон Маккейн был одним из тысячи американских пилотов – военных преступников, которые разливали напалм и отраву оранж над вьетнамским гражданским населением. Он себя чувствовал, как американский герой, был кандидатом в президенты США на ноябрьских выборах 2008 г. Это еще один пример относительности понятия преступление. По всем критериям  международного права  и документам ООН Маккейн совершал военные преступления.

17 Комиссия ЕС, РЕС, показывает всему миру миллионы тонн разлившейся нефти из разрушенного предприятия нефтехимии в Новее Сад и Панчево. Приводит и миллионы тонн разлитой хлорной кислоты, сто тонн аммиака, которые влились в Дунай и расширили загрязнение до Румынии и Болгарии. Размеры этого загрязнения просто испугали членов комиссии РЕС.     

     по себе достаточно». 18 Между прочим,  ни одна комиссия ЕС  – ни неправительственная  формация, ни  одно экологическое движение в достаточной мере не сигнализировали о драматическом загрязнении Сербии бомбами с обедненным ураном. 19

    БОНДСТИЛ, РЕСПУБЛИКА КОСОВО  И НОВАЯ  АРХИТЕКТУРА И ГЕОМЕТРИЯ
НОВОГО АЛБАНСКОГО ГОСУДАРСТВА.

     « Чувствую, что я вернулся домой. Это, наконец, наше» – это радостно произнесла молодая докторша из Тираны, когда мы въезжали в Приштину в июле 1999 года в блиндированном автомобиле французского телевидения. Один из членов коллектива  ей ответил довольно презрительно: « Как ваше, если бы не наши войска, никогда бы не было ваше!» В этом диалоге собралась  вся геополитическая драма региона на переломе тысячелетия. Албанка из Албании выразила  обыкновенным и искренним высказыванием столетние  геополитические цели народа, который живет на двух землях. Сразу скажем, больно, но полностью осознанно – Космет дали албанцам, это необратимый процесс, хотя бы на 10-20 лет. Кроме как между тем не возникнет  новый конфликт между двумя ( а может и больше ) народами.

     Последний исторический сербский момент возник напрасно в начале 90-х годов прошлого столетия, когда у Милошевича был такой чрезвычайный и подобный  легкий удобный момент, чтобы разделить территорию Космета и разрешить  столетние стратегические головные боли Сербского государства в этом вопросе. Решение было  известно еще со времен  попытки Добрице Чосича в 70-х годах.  Мое видение решения в том, что Чосич выступил во время, неблагоприятное для Сербии, но  значительно использовал  отчаянную сербскую позицию в перспективе.  Около 70%  территории южных сербских провинций надо было пожертвовать по близко-восточному принципу « территория за мир».   У Сербии не было  достаточно прозорливой политической элиты, ни  народа в количественном смысле, и в конце осталась без ничего, заставленная  убеждать остальных сербов, черногорцев, и даже цыган и мусульман поклониться  шиптерскому   

18  СМ.  “Europaische Sicherheit “ (« Европейская безопасност», №10,1999.

19  Сегодня известно, что солдатам Альанса, особенно, американцам, французам, немцам и англичанам строго приказано и даны подробные карты, чтобы они не заблудились в зонах, где НАТО бросало груз своих недозволенных бомб. Многое показывает, что земли Косово на долгий период времени останутся не здоровой средой обитания, и что многие показатели малигнитных изменений в следующих годах будут измеряться прямо   в зависимости от этого вида войны.

новоявленному государству.

     Церковь сербские руководители заставили еще в 1999 году вернуть  имущество Космету и, особенно, Метохии, хотя Сербская православная церковь обладает документами на большую часть  косметских земель. Это и один из исторических тяжелейших промахов режима Милошевича в отношении собственного народа с необратимыми последствиями. 

     Мы живем в регионе Балкан, который футбольные американцы крестили как “ think tank”, которое рождает новое стратегическое окружение (tht new strategic environment). Вопрос кроения  новой безопасной архитектуры и геометрии Балкан, начатое еще войнами в бывшей Югославии,, предоставлено Космету. Сербия, Македония, Болгария, Румыния, Республика Словения (а в начале 90-х годов и Словакия, которая после  вырвалась из этих клещей ) представляют часть нашего континента, который сам себя именовал экономически невыгодной зоной Европы. Мы тут годами трансформируемся  в неприятную « стратегическую кашу». Ее отличает социальная бесперспективность, экономический ад, культурное отчаяние, скажу : цивилизационное подпалубье Европы. Наши разоренные  земли –самая несносная, грязная и рискованная часть континента, и нет реальных видов на скорый выход из этого. « Think tank” команды , согласно  Атлантику,      ( все до одного склонные к « окончательному решению албанской проблемы», что, так сказать, дача независимости второму албанскому государству на Балканах, наши проблемы смягчительного характера. Еще скажу, что наш регион отличается  нестабильностью из-за  структурных проблем, волнения меньшинств, раковой коррупции, всеобщий криминалитет общества. К этому я бы прибавил и оотставание  нашей экономики на 20-30 лет от Европы и Америки.

     В Европе 27-ми стран говорится о « Европе с двумя скоростями», даже там имеются различные ритмы просперитета и экономического благосостояния. Мы где-то в четвертой Европе, которая нагружена еще и проблемами Космета и албанскими претензиями к Македонии как части единственно албанцев с двух сторон Проклятой Великой Албании. Одна из самых влиятельных ( и опасных для суверенитета страны) неправительственных организаций, Международная кризисная группа, очень точно диагностицировала в своем сообщении 2008 года албанские и шиптерские цели: « Косовские албанцы не имеют никакого интереса к настоящей автономии в качестве окончательной точки отношений с Сербией. Они считают, что международное сообщество обязано как символ верую, который им был обещан, трансформироваться по их усмотрению да-факто в независимость, которую они требуют от Сербии, и независимость де-юре через несколько лет. Если бы косовские албанцы покончили с этой их невозможной    требовательностью в отношении к международной миссии в Косово, все бы существенно изменилось».

     Для меня событие  17 марта 2004 года в Космете – событие, прямо связанное с Международной кризисной группой. Это было своебразно неумолимое ( как и всегда, когда шиптеры решают отделить землю) ощупывание почвы. Дорогой дополнительно попадали  и так напуганные Сербы, черногорцы и другие не-албанцы. Это было по школьному проведенное упражнение шиптеров из Верховного  национального штаба, их единственного политического класса как показатель неудержимого пути к независимости.   Все остальные мировые факторы от наместника Голкери, просто циничного, до Американского департамента, были ловкие , циничными и  хитрыми, декламируя подходящие заявления об ужасных шиптарских акциях марта. Имитация « озабоченности за судьбу сербов» и « сожаление о монастырях и церквях», среди которых были и из категории мировых наследий, было в высшей степени очевидно, что это окончательный  символический факт брызгания парампарчада  так называемой Резолюции ООН-1244. Американцы подобным образом закрыли глаза, пока  шиптеры  опубликовали эту дикую, антихристианскую, противоцивилизационную акцию.

     Ранд-корпорация в передаче, организованной  греческой фондацией « Кокалис», заявила: « Автономия не кажется  длительным решением косовской проблемы. Только – определение соответствует  территориальному самосознанию соседа». Потише кричат регионы, и прежде всего – македонцы – и то в поздней фазе) о возможности создания « палестинской проблемы в Европе», если албанцам-шиптерам дать полную независимость. Многочисленны стратегические команды Америки и Европы, которые своими каналами и публикациями упорно совершают подготовку, чтобы  в близком будущем, которому они  явно симпатизируют, дождались « европейской Палестины». Албанцы решают « окончательную национальную проблему». Сербы узнали о событии 17 марта по радио ( мировому) почти после истекшего года.  Высоко оценен эффект сжигания  церкви Богородицы Левишской и других памятников  нашей христианской культуры. Этого не видели  Си НН и другие крупные мировые меди, тотально служащие в департаменте.

     В остальном, происходящее в Ираке, типа ритуальной резни и отсечения головы американскому новобранцу Бергу, для американской и европейской публики было намного более значительно и шумно, чем сгоревшие церкви и монастыри в Космете вместе с  Хилендаром. Медии находятся в Ираке с первого вторжения, и во время войны в Ираке, бомбежек Космета и Сербии и оккупации Ирака, полностью на службе неоколониальной политики Америки ( Pax Americana) и сопровождающих европейских сил. Они исполняют работу по уговариванию нашего региона для принятия шиптерского независимого государства. Это очевидная  краткосрочная и кратко помнящая политика, которая отличает американцев – провести стратегическую войну, затонув до шеи, как в Ираке, а потом не знают, как из нее выбраться. До одного,  навсегда выбраться, довольно далеко от собственного дома, беги и поскорее прямо в тот дом.  Здесь они все равно все делают себе с убыток и против христианской цивилизации ( согласно Хантингтону) для исламских стран. На  Балканах они допускают сотрудничество с Бен Ладином годы подряд в Боснии и в Космете, борются с ним лишь когда он появится у них на Манхеттене или ударит по их территории, пока они позволяют шиптерам  при никакой ответственности создавать еще одно албанское государство, что представляет собой  самый дерзкий исторический  прецедент, принимая во внимание, что этот народ уже имеет родное государство. Европа и Америка в одной точке увидели непреодолимую проблему. Признание Республики Косово впрямую призывает басков, корсиканцев и другие меньшинства в мире принять независимость. Американцы почти нарочно готовят  своими открытыми симпатиями историческую перверзию – почву для потенциально нового взрыва. Может, они это делают из-за перманентных кризисов и собственных причин?

    Многие из этих аналитиков ( даже и греческих) убеждены в « позитивном и конструктивном албанском государстве и Тиране прошлых годов». Они и нас хотели бы убедить довольно по детски в том, что Тирана не желает « Великой Албании». Очевидно, надо бы спросить сам народ о настоящей  истории стремления и потребности расширения территории. Скажу, как американские и другие стратеги отвязались от идеи о « Великой Албании». Вероятно, из-за этого  тысячи тонн оружия и амуниций годами ввозились против Проклятого в сербскую провинцию и Македонию.  Это снято документально американской телевизионной компанией ЦБС, ведь для них это было весьма романтично –  грузовики, нагруженные  китайскими « Калашниковыми» на пути в Македонию и Космет. С другой стороны. « очень конструктивная  миротворческая Тирана, отрекшаяся от «Великой Албании», сразу признала временную власть Тачи после Рамбуйе 1998 года. Подчеркивают и анализы доказательств и утверждение одного из крупнейших специалистов по антитерроризму и борьбе с исламизмом Иосифа Боданского. Человек, который работает на республиканцев в Конгрессе доказал, в какой мере  Аль-Кайда, Усама Бен Ладин, как иранцы, давно присутствуют в Албании все годы войны в Боснии и в Космете.  Албанское государство, член Исламской лиги, приютила самых страшных врагов христианства ,чтобы расширить сферу ислама в Европе. Этому помогло отсутствие реакции и американцев, и европейцев. Логично ( может быть, и правильно), что они теперь дрожат по своим городам  в мире, и что их солдат разорвали на кусочки и повесили их на мосту в Ираке и Афганистане. Играли с дьяволом, платите по счетам, вслед другим и по сербскому.     

     Американцы переместились на Цвиючеву линию, главный стратегический путь Балкан, линия, которая от Ядрана прямо идет через Македонию и Космет до Дуная около Белграда, и, не дай бог, приготовят вероятного агрессора. Потому они и «посеяли» базу Бондстил в миллиметре от точки Цвиючевой линии. Через эту линию  и ушел 11 июня 1999 года в направлении Македонии посредством пограничного перехода генерал Янкович. И когда они переместились, сразу построили огромную военную базу, чтобы остаться, может быть, навеки. В Криволаке, в Македонии, они уже поселились уже на десятилетия, чтобы уже мирно довершить Космет.

     Американцы по каким-то своим причинам  решили отвергнуть  первенство албанцев из Тираны и Македонии, как и шиптеров из Космета. Зато они  тайно поощряют параллельный албанский университет и школы в Македонии для 35% албанцев. Никогда умом не объять, что произошло с Косметом и Македонией.  Со Второй мировой войны демография была явно на службе у политики. Так при явно политической демографии удвоили популяцию, которая является существенным элементом его экспансивной политики в регионе. Такого прецедента нет нигде в мире, как сами албанские  интеллектуалы  нападали и толковали этот феномен. Автору этот тезис  много раз подтверждал и один из  крупнейших мировых географов и геополитиков – Ив Лакост.

     КОСМЕТ – НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕРЕС.

     « Национальный интерес как стандарт основывается на фундаментальной предпосылке нация-государство для создания фокуса ориентации в нашем специфичном случае, чтобы у сербов  сербам была  надежная жизненность Сербии, пользу от которой  нельзя высказать. Никогда в сербских национальных интересах нас не завоевывали и не порабощали с позиции силы. Никогда в наших национальных интересах мы не посылали и не переносили все равно, на какую  сторону силы или международную организацию наше право контролировать наши внутренние дела и наше право  вести нашу внешнюю политику в соответствии с нашими собственными целями. Это, конечно очевидная точка в эпоху национализма и самоотреченья». Эту цитату всех тех лет сербского потопа и солнцеворота я употребляю часто. Во время наглого разрушения понятия суверенности я действовал, с точки зрения глобалиста, как член провинциального сербского научного аппарата, я думал, что не способен идти в ногу со временем. Я сам прибегал к демонстрационной манипуляции. Имя существительное «Сербия» и прилагательное «сербский» всюду надо заменить Америкой и американским. Тогда  подпишусь именем Карла фон Вориса, профессора политических наук  из Пенсильванского университета.

     Огромную проблему Сербии представляет результат участия СР Югославии в Дейтонском соглашении в ноябре 1995 года. Милошевич и его команда не посмели отказаться подписать дейтонский документ ноября 1995 года. Существует письмо , датированное 29 ноября 1995 года, от Постоянного  представителя США в ООН, посланное Генеральному Секретарю. Оно – копия документа руки Мадлен Олбрайт, американского посла в ООН  в момент подписания  Дейтонского соглашения.  В аннексе Б стоит заглавие: »Соглашение между С.Р. Югославией и НАТО, которое касается транзитного соглашения по операциям умиротворительного плана»

    Милошевич подписал то, что  предвещало катастрофу. Наряду с остальным: « Власти С.Р. Югославии должны обеспечить, или помочь в обеспечении по самым низким ценам, объекты для услуг, которые, по мнению НАТО, нужны  для транзита. НАТО будет освобождено  для перевозки инвентаря и  другого от обычных таможенных документаций на персонал, оборудование, материалы и продукты питания, которые ввозит, вывозит или провозит через территорию С.Р. Югославии для поддержки операции. Власти С.Р. Югославии  всеми возможными средствами будут облегчать  все движение персонала, транспорта и/ или снабжение в портах и на аэродромах, и по дорогам, которые для этого потребуются. Автомобили, корабли и воздушный транспорт  для транзита не подлежит регистрации и коммерческому обеспечению. НАТО будет позволено пользоваться  аэродромами, дорогами и портами без оплаты такс,  пошлин, и взносов, подорожных и подобных трат…». В документе почти ничего нет  о том, что силам НАТО не позволяется  на суверенной сербской территории быть освобожденными от регистрации паспортов, виз, иметь право на  ношение формы НАТО , поднимать свой флаг, быть вне местной югославской справедливости все равно , из-за какого преступления, даже убийства, никто не может их арестовывать и т.п. 20

    

———————————————————————————————–20 Этот документ появился в одной нашей книге документов по Дейтонскому соглашению, но в сербской версии этот список толкуется односторонне. На нем не стоит подписи Милошевича, но в копии ясно видится  приписка Олбрайт.

 

ОБНОВЛЕННАЯ РЕЛИГИОЗНАЯ ГЕОПОЛИТИКА НА ЮГЕ СЕРБИИ

     Под косметским историческим вопросом  скрываются факты и недоступные размеры религиозного наследия сербского народа. Речь идет о судьбе  сербских православных монастырей, самых убедительных доказательствах  об историческом присутствии  нашего народа на сербском юге. Среди обстоятельств тотальной национальной, политической, культурной защиты  Сербии на территории Юго-востока Европы, сербский политический класс, парламент, президент, власти и все политические стороны на сцене, и даже ее церковь, недостаточно упорно предъявляют  настоящий цивилизационный вопрос: о судьбе нашей христианской идентичности в Космете. Речь идет о процессе долгих поисков, о продолжительном усилии команд по планированию сценария возможной будущей территории вновь провозглашенного государства Косово. Так, например, албанцы-шиптеры на юге Сербии выговаривают тот самый сербский  топоним, не имея ( уже навсегда) своего лингвистического оборота-замены для имени государства, которое « зачала и родила». В отличие от некоторых городов.  ( например. Феризая легче всего запоминается),которым присвоили албанизированные имена, сербские топонимы буквально века  служили  здешней географии, и основное понятие – Косово  не изменили.

     Если у Косова они обманулись, в другом плане албанцы-шиптари вот как старательно, преданно и упорно работают по конструированию элементов нового государства, восстанавливая, даже фальсифицируя действительность. Это достигается и при помощи неистинны, даже лжи как обязательного инструмента современного пиара, который , вероятно, отрабатывают советники по Приштине – американские или британские специалисты.

     Достаточно в Интернете изобрести сайт косовских властей « Visit Kosova”, чтобы увериться в твердости его автора. Цитируем лишь кусочек этой «жемчужины» : « Материальное культурное наследство Косово, пронизанная вековым духом артистичного искусства иллирийско-дарданских (! ) относительно албанских художников и мастеров. Которые  являются авторами  многих художественно оформленных  произведений и составляют материальную и духовную культуру Албании и принадлежащих г другим этническим обществам , которые жили и живут в Косово…Автентичные элементы:  В известных произведениях рисунок и применение искусства художника Косово очевидно касаются  греческой, римской, византийской, западной и восточной культуры. Эти касания не ослабили характер и

различие материальной и духовной культуры  автентичного иллиро-албанского населения. 21 Византийский стиль в богатой ризнице произведений албанских мастеров и художников  касается и архитектурных произведений. К этим достопримечательностям Косово относятся и известные сакральные  палеохристианские объекты, т.е. церкви, которые были построены и служили для богослужения и религиозных обрядов иллиро-албанского населения еще с ХУ века… Также зубам времени  сумели противостоять и известное количество монументальных построек, которые являются монастырями, церкви албанско-византийского стиля, эклектичные церкви римско-византийско-гьтско-албанского стиля, построенные в течение Х1У века на фундаменте палеохристианских объектов».

     Полно такой  научно-наблюдательной просто глупости, в то же время писания сербов изымаются  со смехом и маханием руки: « напрасная работа!» албанцами-шиптерами в мире. Упомянутый текст на сайте шиптерского Министерства торговли и индустрии  – департамента туризма 2006 года, его уже прочитали тысячи и тысячи людей по всей планете.А задумался ли кто-либо, какой эффект  будет он иметь чрез несколько лет, когда при отсутствии реакции сербского политического класса, это угнездится в Интернете. Через несколько лет всего  без упоминания понятие «сербские православные монастыри в Косово», молодежь мира  не сможет и помыслить, что у нас когда-то стояли  сербские Грачаница. Дечани, Печкая Патриаршия, Левишкая Богородица и другие наши площади. Это как раз интеллектуальная цель албанско-шиптерского политического класса, когда он старается сделать официальными такие тексты. И везде, мы уверены.  Мы запомним, может быть, самый монстровский метод, который наблюдаем в этих политических и (не)культурных обстоятельствах в Косово.

     Будущие поколения мира, если Сербия и в будущем будет молчать в отношении намерений современного культурного геноцида над православным сербским народом, поистине будут принимать несусветную чепуху о церквях албанско-византийского стиля! Косовско-метихские  православные сербские монастыри были планированы как временная защита от забот и  « зонта» назло государству Косово. Потому  необходимо начисто стирать все многочисленные силы ЕС среди  европейских заговорщиков  против христианской европейской идентичности. Нужно  довести до точки осуждение албанцев-шиптеров за такие цивилизационные, идентичностные, культурные, религиозные и политические намерения, и

———————————————————————————————21 Очевидно, этот текст был написан  каким-то, вероятно, рантье черногорцем-«интеллектуалом». Албанцы-шиптеры, когда говорят и пишут на сербском, никогда не употребляют « ниjесу» и т.д.

уже делом подкрепить цель.

     НАТО, РУССКИЕ, НОВАЯ ЯЛТА?

     Поставим в ходе этого и некоторые вопросы, актуальные для сербской действительности. Генерал В. Кларк во время бомбежек Сербии в 1999 году определил НАТО как «единую гомогенную оборонительную организацию, которая противостоит единственному противнику». Единственный противник – сербы могли в действительности ( по СиНН, 11 июня 1999 г.) смотреть вторжение НАТО с направления от   Македонии и видеть  в акции истинный  внутренний порядок Алианса. Не американские моряки перешли через пограничный переход генерала Янковича, а французы с функцией « щупальца для мин».

     Результат пребывания НАТО в Сербии – преступный. Ни один народ планеты, который уважает свою историю и собственный народ, не позволил бы , чтобы его политические лидеры перешли через этот ужас, хотя какой государственный интерес  был бы в вопросе. Нахальство как манера в отношении всего иллюстрировали американцы, пославшие к нам в гости пилота, который порадовал нас бомбами с обедненным ураном ( а наши, по сербски сердечно, недавно его дождались в Батайнице).

     Поэтому единственно правильная государственная постановка  этого вопроса , в первую очередь, референдум, и после, в случае народного «да», прямое извинение нового генсека НАТО  перед Сербией, и переговоры прежде всего об ущербе порядка 100 млрд. долларов ( и голландцы должны плату за Авальскую башню, например). И США должны оплатить за десятилетие нелегальной оккупации 700 гектаров сербской земли, за « Бондстил», так как это единственная база в мире, за которую американцы ничего не платят, а хорошие деньги – вопрос

     После всего остается и неразрешимая проблема – нет власти в Сербии, которая бы пережила признание Космета как двойного государства, так как в ниличе перенос  проблемы и на будущие поколения.

     Лишь потом посмотрим, у какого мира и на какие отношения нам надо учиться.  Предисловие  о расширении ЕС оказывается расширением НАТО, которые, благодаря США и ЕС, в кавычках « оставили стратегическую идею поделить мир на зоны влияния». Это и есть « кооперативное будущее, безблоковое».  Россия отвергает эту эволюцию мышления, и « создает надежные международные отношения», смотрят на Западе. Русская логика  окруженности, даже экспансии, сопротивляется « расширению НАТО и свободной поступи демократии оборонительной организации».

     Отношения между Россией и НАТО и ключ к судьбе сербов. Ялтинское разделение никуда не исчезло. Американцы в Бондстиле и смедеревском сталелитейном заводе, русские – в НИСе, и если придут в в Смедерево с новым нефтеперерабатывающим заводом, мы  получим ускорение работы по новой  сербской безопасной архитектуре 21-го столетия.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                                     Д-р Зоран Петрович ПИРОЧАНАЦ

СТЕРЕТЬ СЕРБСКИЙ ВИРУС.

     Еще в 1992 году  размеры и цели мирового движения  демонизировали сербов, мол, мы , как это подает « Чикаго трибюн», объявившая нам угрозу в публикации Мак Нили под заглавием: « Мой любимый налегал на вина». В двойном  разрушенном польском клозете нарисованы  две свиные головы. Одна торчит  из клозета с надписью « СССР», а над ней карикатура с надписью “Commes” ( “ Коммуняги», а на другом клозете – « Jugoslavia”, с надписью на свинье «Serbs” ( “ сербы» ). Сербско-русские морды не случайно  стали примером  расизма , организованного  какой-то демонстрацией в Чикаго. Превращение всего народа в свиней, как и другие народы планеты , должно вызвать наказание для автора карикатуры, если бы наша расистская гордость помнилась всю жизнь. Известно, что такое быть палестинцем на Ближнем Востоке, за значительно невинную обиду  сионистской идентичности они бы автору налили кислоту в уста, или просто бы его убили. И напомним, как англичанка, учительница, приехала в Африку в конце 2007 года , когда она одного из своих лучших учеников  решила крестить Моххамедом. Когда разъяренные демонстранты  по улицах требовали  от властей самого строго наказания для англичанки, спасли ее только мучительные переговоры с английскими властями. Но если подумать, что мы – другие народы, без страданий, без каких-либо последствий, кажемся сербами. Безмерна сумма обид сербов.

     Наступил и « Оскар» в Голливуде, праздничный, бога ради, сильный режиссер и продуцент Стивен Спилберг вовремя появился перед публикой отдать дань лауреату.  По утвержденной традиции Голливуда благодарят актеров, коллективы и семьи за поддержку и сотрудничество в работе. В его кратком высказывании было обращение к сыну Спилберга – « сеньора»,  который находился среди публики. Юноша обратился к отцу перед камерами и сказал по телевидению перед лицом всей планеты: « Тебе благодарят и даже более того, потому ты меня учил, что нельзя никогда забывать прошлого?».  Похоже на прошлое,  которое нам, сербам, надо все ценить, и неизвестно, когда кончить, это цитаты, которые их автор копит по всему миру.                     

     Я прочитал тысячи репортерских статей, эссе, смотрел репортажи мировых телеканалов, слушал радиовещание тех, кто убил Югославию. С этим связано, в какой мере  в это время на сербах поставлено профессиональное клеймо мира , новые планетарные клише и называют нас типом людского рода. Эта маленькая антология – настоящая иллюстрация разгрома    информационной системы  в течение югославской гражданской войны (1992-1999 гг.). Они свидетельствуют о сознательно  перефабрикованной постановке большинства мировых медий, докуда добрались они по полям боев в Югославии.  Речь шла о том, чтоб оставить страну хорватам и мусульманам, потом албанцам-шиптерам, подобно подготовленным встречам  в Париже, Лондоне, Нью-Йорке, арабских столицах, аж в Москве, сербы  были предпочитаемы в охоте прессы, только их хотели  представлять как плохих парней  (« bad guys”).

     А может быть, пани были такими женщинами, по котоым бросают « бокал с вином»? Сербы крепко  целятся. Сербы известны в мире как феномены в этом ( кто распространялся  путем лесного пожара ) с должным вниманием.  Так они ускользнули похвально из болота европейских  и мировых денег, из которого намеривались их не выпускать долгий период. Когда об этом деле было объявлено, его  представили как  « первую войну эпохи информации «, к тому же кукушка кукует не из воздуха,  да накуковала Армагеддон, как ее окрестил служащий пакта НАТО,  а не кошки генерала Клауса Наумана. Такая война идет « целый день», и она вызвана глубочайшим моральным  побуждением о заботе демократического мира  всюду, где властвуют сербы».

     Если бы общественность в странах агрессоров легче произнесла оправдание тотальному разорению сербской земли, ей была бы нужна долголетняя подготовка по времени упадка. Кроме того,  во все эти годы представлены, как те, которые « режут, захвачены психологией террора», « осуществляют действительный силовой упадок южного населения», « упражняют расовый геноцид», « напоминают ужасные картины в Европе 1945 года», « поощряют свою креатуру», « желают всех ликвидировать», «  у кого пульсируют крепкие мрачные темы сербского национализма, религии, идеологии, огорчения и смерти», « страна которых лжет и ведет войну», « нарочно и успешно  уничтожают библиотеки, музеи, архивы», « которые  нам пускают заразу», « они более дики, чем четвероногие», « снайперы, которые за 300 евро убивают ребенка», « Народ без веры и чести, банда разбойников и террористов», « народ больной, давно подверженный опасной паранойе», « похожи на руса, которых надо стереть», « имплантируют эмбрионы, если  женщина скажет « не», « убили молодого албанца, жителя юга, потому что сервировал ему  в июне телячьи потроха «,» вытащили детей из нутра беременных», « прятали Ибрагима Ругову и его соратников».

     Мир, как и во времена Балканских войн, и Первой мировой войны, фокусируется на демонизировании сербов. Эпоха информации сознательно удружила , потому что это устроила эффективно , длительные съемки не поправляют вида неприятеля всего людского рода.  Сербы будто незлая нецивилизованность, главная угроза американских фермеров, арабских бедуинов, австралийских клоканов и аргентинских пингвинов. Сербы – ужасная опасная братия, и бесчисленные психологи, психиатры,  дипломаты, художники, писатели, метеорологи, как и сборщики хлопка, хозяева, исследователи , показывают упомянутые сербы – невероятные, но не соль этого мира, ни планеты.  Сербы опасны и флоре, и фауне, угрожают озоновой дыре, загрязняют потоки воды, и вероятно, своими балканскими  вариантами хоть Вуду искусством ( а может, похож на волка и  вампир)  по равновесию, соответственно, мы ни народ, ни часть однополярного мира.

     Описание сегодняшних сербов умно его изображает подобно тем  английским газетным иллюстрациям начала ХХ века. На них  сербы, изображенные дикими насильниками европейских женщин, с длинными усами, косматые, черные, некрасивые – Брекли мышка. Кровавый взгляд  виноватой тайфунной энергии  этнической чистки, неутолимый порыв  к разрушению всего, что есть сербского. Это – новая судьба живого существа серба – другие тебя очистят, останутся чистыми и сами. Это настоящие сербы – с войны в Боснии 1992 г., неутомимо насилуют тысячи и тысячи не-сербок. Притащили их неосмотрительно албанки и систематически их насиловали и изобрели, как им сбежать колонами по косметским дорогам. Делает серб , оказавшийся из-за этого у Белграда вымышленный ( как раз, как в Боснии с мусульманками) план  систематического очищения шиптеров. Но такое мог придумать лишь болезненный ум, болезненнее сербского, с его возможностью насилования до этнически чистого простора! Вероятно, величайшие генетики начали исследование  сербские хромосомы и гены, не отвечают ли они своему определению “ Homo Serbicus”, и не продолжат ли эти сербы систематически и упорно  делать зло другим. Сербы просто не могут без преступлений, и « демократический мир» не удивил ли нас, когда Билл Клинтон на праздновании 50-ой годовщины  НАТО в Вашингтоне  ( рядом с краю  выпало быть македонцу Киро Глигорову) бросил: « Сербы насилуют  и албанских детей!».

     Лишь только обида шовинистических и расистских « мыслей и речей о сербах»  наполняют всю эту книгу. Задето чувство чести, достоинства уважаемого когда-то серба, безошибочно его регистрировали  западные команды для  планирования  сценариев, которые подготовили почву для нового несчастья, проникнувшего в сербский народ. Они хорошо нас изучили за истекшие годы, и все наше количество ( более всех – американцы и Галап), , те, кто разносили анкеты сербам, исследовали  истинные мнения, вместе с тем искали  ответы путем психологического сканирования (psy.  scan¬ning ).

     Не прямое, но упорное подогревание рассказами о « страшных, кровавых, немилосердных, нецивилизованных, лживых сербах» было долговременным воздействием на поведение наших родственников, аж до обедненного урана никто не знал что и как, и что сеется с нашего неба в 1999 году. Сегодня я еще более уверен в не за год накопленной массе « мудрости» о сербах хоть в первом издании,  а до сих пор их уже три, в тех расистских, фашистских и отвратительных потоках ненависти к нашему народу, поощряемых и обновляемых систематически. Это дело работы институтов, которые сами уже вспоминают о командном планировании сценариев (scenario planning teams) для осуществления определения  неполитических жертв, которых обойти просто, надо их обработать, дисциплинировать, дезавуировать, дискредитировать. Интеллектуалы всего мира преимущественно из того, самого развитого, к сожалению, играют  роль экзекуторов, что ясно из подписей этого безобразия.     

     Кто бы они ни были, они будут уверенно видеть еще одну эманацию и манифестацию « сербской параноистичности, которая предпочитает прибегнуть к теории из-за веры». Вербальная война, лексическая война против сербов так очевидны, достаточно видеть количество цитат, имен, на которые ссылается автор, и его связь с истаблешментом институтов центра сил, которые их активно инициируют и поддерживают. Я часто размышлял, что бы сказал сэр Питер Устинов, известный артист, скульптор, когда бы однажды оказался в Белграде, и если бы кто-то из нас процитировал  высказывания старого Устинова 1993 года о сербах как выражений низкой человеческой злобы. Что будет, если однажды внуки американского генерала Шора,  дети его сына, пилота, который по его приказу сеял уран над сербами, узнают о трусливой агрессии 1999 года? Что бы сказали многие авторы  самой выразительной ненависти, о ком на Западе никто не смеет проговорить, пока продолжается демонизирование нашего народа? Как будто правы в своих выражениях ненависти те, кто согласны с Али Изетбеговичем, подчеркиваю этого идеолога исламизма, и защищают этого « борца  за мультиэтническую и мультикультурную Боснию», в сущности сохраненную лишь для мусульманского будущего.

     Несметное количество речей ненависти видных артистов, политиков, публичных личностей богатого, развитого и эгоистического мира, продолжаются  в виде прямой реакции на « сербскую дикость» в Боснии и Космете.  Сегодня все, кто поощрял Изетбеговича, как будто так и надо, много раз посещают Усаму Бен Ладина.  Того Ладина, за  которым  они сегодня  сложно гоняются. И точто в войне в Боснии были свои муджехеддины, что Али им подготовил почву для двух покушений на самого Папу, и своими идеологическими уверениями участвовал  в ударе по Башням-близнецам,  чем никогда не признается.

     Интеллектуалы всего мира сегодня мертвы, если их отправить к мудрости Платона: « Знание без совести – смерть души». Интеллектуалы – нечестные цитаты той книги, являются показателем той эпохи бесчестия,  которая отмечает начало третьего тысячелетия. А когда говорят, обижают  все народы, демонизируют тех, кто слабее их. Но это не должно нас удивлять больше – такова природа интеллектуалов и элиты, и не только на наших территориях.

     Как будто я раньше обращал внимание на последствия, которые будут ощущаться десятилетиями. Сербы, поддавшиеся лжи планетарного употребления лексики, все, как тотальные и необратимые, почти генетически предопределенные нигилисты, парии во всяком смысле. Уже во многих театральных представлениях, фильмах, сериалах, романах, стрийптизах это клише стало отечественным. Но пусть все это будет хорошо отмечено, сохранено от забвения, и дойдет черед и разговору о этом содержании, когда закончится эпоха политизированного Гаагского Трибунала. Это я узнал от еврея, израильца. Его успешным и мудрым принципом является « ничто не предавать забвению, смертный грех – забыть свои жертвы». Еврейские принципы, по моему глубокому убеждению, вооружены соразмерностью универсального. Еврей из Израиля знает все о страдании своего народа  в Холокосте, а в мемориальном издании Яд Вашем и далее пополняются имена вновь разысканных жертв Второй мировой войны. Молодые сербские подрастающие должны знать абсолютно, что говорил Питер Устинов о нас, а что Мадлен Олбрайт, Клинтон, Ширак и другие. Пусть я напомнил этим дипломатам и гражданам, пусть приедут в гости в Сербию.

     Только нам пусть говорят новые воспоминания, родившиеся в неправительственных организациях, но мы этого не должны делать. Самое большое – забудем все, когда нам  дела не будет до тех, что остались в  Космете,  которые и в эти времена инвалиды, их убивают, ненавидят, прогоняют. Мы не должны помнить ни испеченных на вертеле сербов, ни насаженных на кол в 1992 году в селах вокруг Серебреницы, вроде Славки Гордича из Подраванья, надо исключительно сердиться на сербские преступления после битвы за Серебреницу. К сербам не относится  версальский принцип равноудаления, преступления должны быть стерты из голов.

     Даже некоторые американские авторы спрашивают, почему Голливуд так упорно «лупит» сербов, почему он одобряет, чтобы именно жизнь  сербов была испорчена. В фильме “ Exstrem Ops”, антитеррористском рассказе, сербские террористы – мародеры, которые оказываются на американском дне. Рука на сердце, где в такой роли русские ( все честные ), даже хорваты, и готовы откуда-то босненские мусульмане. В самом начале  первого десятилетия 21-го века отмечены уже 20 фильмов, в которых сербы отрицательные герои, и множество  фильмов, в которых главные герои – сербские террористы. Один из таких новых фильмов « Bad Company” с Энтони Гопкинсом и Крисом Роком в главных ролях.  В нем говорится о « сербской террористической группе самоубийц», которую называют « Черная рука» ( как называлась группа, виновная в убийстве сербского короля Александра Обреновича в 1903 году – прим.), которая планирует  (вроде  акции в фильме « Стена» – опять сербы – атомные террористы – sic! ) заложить мини-атомную бомбу  в центре Вашингтона (sic!). В одной сцене фильма  полицейский говорит: « В прошлом году четверо членов « Черной руки» взяты в отеле в Вашингтоне с взрывчатыми веществами, достаточными, чтобы сравнить с землей Капитолийский холм». Кинокритик Тим Кавана отмечает: « В том периоде не было ни одного фата сербского терроризма, направленного против американских интересов, где бы то ни было в мире.  И это притом, что нелегальная воздушная компания Клинтона в Косове давала кровавый мотив для терроризма, когда то же  наша страна устроила саудитам и египтянам, они вернули 11 сентября». Ущерб, который наносит эта ориентация Голливуда в том, что сербы примерным лицом терроризма, вместо мусульман, не измерить.

     В этой книге цитат из речей некоторых западных интеллектуалов, философов, писателей, этнологов особенно осветляется влияние, которое  оказали на сербских интеллектуалов появившиеся неправительственные организации Сороса. Вопрос, преимущественно, левых активистов из прошлого, как и принадлежащих к старой сталинской номенклатуре и их прямых потомков. Именно их с начала  распада Югославии ангажировали западные заговорщики капитализма в ряды новой безопасной архитектуры и геометрии на тогдашней территории. Они на экс-югославской территории в величайшей степени, в Сербии заговаривают о новых догмах, предназначающих передачу  земли бедным, постановки, оформленные известными левыми университетами в « свободном мире». Когда читаете в Белграде, с каким  упорством  настаивают  некоторые  « левые» авторы и интеллектуальные последователи Сороса, будто Сербия была первой страной  , провозглашенной “ judenfrei” ( « свободной от евреев») во время гитлеровской оккупации Европы, а сербы – ни партизан, ни служащих Королевских войск в отечестве, так называемых четников, вообще не было в Саймиште между истязаемыми и заключенными, это, как вам ясно, только экзекуторская медийная защита западных авторов. Вроде дочери великого социолога и объявленного антисербским еще в 20-х годах, Эдгара Морена, этнолога Вероники Наум-Грап. Или Луиза Ламбрич, автор , которая через несколько десятилетий после Гитлера неожиданно посвятила сербов в ведущий фашистский народ Второй мировой войны. Эту даму, заодно упомянем, охотно видят на « специальных» собраниях, которые организуют хорваты по верхам мира, и в Загребе.

     Такой приступ  упорной реинтерпретации истории, просто сырое покушение ревизионизма  на историю Холокоста, к  дивному удивлению, возможен. К примеру, Луиза Ламбрич , понимаем и драматическую потребность воззвать к еврейским интеллектуалам мира,  прежде всего, в Израиле, чтобы вместе поднять голос  против таких чудовищных конструкций автора  еврейского происхождения. Потому что, если она так продолжает, поистине будущие поколения учить по таким образом оформленным учебникам, как сербский народ, и как  русский, и польский, и другие славянские народы   не боролись против Гитлера, а за него, и все постарались для уничтожения еврейского народа. Как законы физиологии незаметно действуют, все меньше еврейских свидетелей, переживших Холокост, а многие между ними столько раз говорили о сербах как о народе, который на Балканах их принимал больше всех в продолжение истории. В остальном, израильское посольство в Белграде и далее исследует новые примеры геройства сербов , прятавших евреев от нацистов в Сербии и награждают их « Медалью мучеников Яд Вашема».

     Поистине, для меня, искренне уважавшего отца и ученика великой еврейской цивилизации, мистерия, зачем в такое колесо заплелись еврейские интеллектуалы и, особенно, университетские преподаватели по всему Западу. Сербы душевно всегда были с евреями, и подло на основании существования и инцидента , вызванного ультраправыми группами самого молодого поколения сербов ( но и остальных наций) заключать, что среди сербов опасно нарастает антисемитизм. Какие это интеллектуалы, умники, и почему взяли на мушку сербов? Их резонансом были и молодые еврейские правые  в самом Телль Авиве, которые несколько лет назад осквернили  синагогу свастиками, автоматически ставшие антисемитами. Как назвать молодых евреев из Израиля из сумасшествия, или из-за, кто знает, какого протеста, свойственного молодости, выражают его рисунками, « свастикой» в стране, чьи жители изранены и измучены десятилетиями неисцелимыми ранами Холокоста, которые едва не исчезли полностью как народ?

     Напомним читателю в конце: это богатое собрание глупости и гадости, которых многие в мире должны стыдится, была накоплена при буквальном применении израильского метода в области документирования антиеврейских акций в мире: и да простишь, никогда ничего не забудешь во веки веков. И такое чувство – один из залогов того, что будущие поколения твоего рода могут плыть по истории, существовать и отстоять себя. Потому что эти расистские, фашистские, невыносимые « чистки» сербов за все зло современного мира , еще долго, я уверен, предстоит в будущем.

     СОБРАНИЕ ЦИТАТ ИЗ КНИГИ « СОТРИТЕ СЕРБСКИЙ ВИРУС».

ФРАНЬО ТУДЖМАН – хорватский вождь раскола:

     « Целью ХДЗ является то, чего не сделали усташи  и Павелич в 1941 году. 250000 сербам упаковать чемоданы и  выселить, а другим 250000 существовать или не существовать». По словам фотографа Еде Муртича в «Новом листу» в Риекке, воспоминание 2000. Славный фотограф слышал эти слова  на первых выборах 1990 года от самого Туджмана.

ФРАНЬО ТУДЖМАН – хорватский президент:

     « Сербское положение в Хорватии будет решено лишь тогда, когда мы сведем количество сербов до 3% в целом населении. Если дело дойдет до войны, ни одному сербу не гарантируем безопасность в Хорватии».

     Из речи на площади бана Йелачича в Загребе,29.5.1992.

« ФРАНКФУРТЕР АЛЬГЕМАЙНЕ ЦАЙТУНГ» – немецкая газета

     ( В Косово ) … разболелись почти 1000 албанских ученика… которые отравлены сербской тайной полицией…»

17.7.1990.

« ВОКС» – сараевский еженедельник.

« Зачем сербы Исламской республике Босния и Герцеговина. Приближается день открытого провозглашения исламской республики Боснии и Герцеговины. Эта дата, из-за которой стучит сердце каждого босненско-герцеговинского мусульманина Санджака, которая уже давно известна, 31 декабря этого года. Некоторые знаки показывают, что может дойти до сопротивления босненско-хорватских сербов против этого важного события. В  связи с этим будут взяты  некоторые меры, которые будут применены, если сербское население Боснии и Герцеговины не будет согласно с этой идеей.

  1. Каждый отдельный серб должен быть сознательно ответственным перед всем народом за его неконтролируемые поступки. Наказания за  причиненные злодейства будут коллективные:  за один разрушенный мусульманский дом будут разрушены десять сербских, за одного мертвого мусульманина  будут ликвидированы 100 сербов, за одного раненного мусульманина ( в зависимости от тяжести ран) – 10-50 сербов.
  2. Все сербы работают при рабочем времени по 12 часов в день, их зарплата будет соизмерима с лояльностью и по правилам будет на 30% ниже зарплаты мусульманина на том же рабочем месте.
  3. Сербы имеют право первенства при сокращении рабочих.
  4. Сербы не могут посещать публичные учреждения без специальных пропусков.
  5. Сербы получают продукты на рынке, и то в магазинах, которые работают отдельно для них.
  6. Сербы не имеют национальных землячеств, и если не будут уважать правил политической жизни, не имеют права на политическую организацию, и права голоса.
  7. В исламской республике сербы не имеют права производить алкоголь, но мусульмане имеют право использовать шариат ко всем  жителям государства.
  8. Сербы равноправны с мусульманами постольку, поскольку добровольно перейдут к пра-пра-дедовской вере – Исламу. Никто никогда не имеет право менять свое местожительства, потому что они виновны за то, что являются сербами, ни одно поколение не может отвечать за поступки прошлых, или тех, что были до них.
  9. Хороший серб – живой и послушный серб, или мертвый и непослушный серб.

ОТТО ФОН ГАБСБУРГ, претендент на австро-венгерский трон:

     » Хорваты, которые являются цивилизованной частью Европы, не имеют ничего общего с сербским примитивизмом, с Балканами».

«Л, Фигаро», 15.8, 1991.

«ФРАНКФУРТЕР АЛЬГЕМАЙНЕ ЦАЙТУНГ»:

     «Цивилизованный христианский мир должен встать на путь ориентальского варварского деспотизма и юго-сербского необольшевистского  милитаризма».

Лето 1992.

«ТАЙМС» – британская газета:

 

« Сербы кормили собак мусульманами».

7.8.1992.

« ЕТИКС ЕНД ФРИДОМ» – журнал о правах человека

Сиентоложской церкви, сильной американской секты:

« Гнусное дело велико-сербского экспансионизма, как и пангерманских амбиций Третьего Райха кормятся настоящими евгенистическими теориями».

1992.

« ВАШИНГТОН ТАЙМС» – американская газета:

     « Невозможно ни разговаривать, ни переговаривать с расистскими настроениями сербов»

24.10.1992.

ПИТЕР МААС, американский коммунист:

     « Милошевич успешно использовал манию гонений, отчего  сербы страдают от начала всей своей истории».

« Вашингтон пост»,31.3.1993.               

     ЛЕДИ МАРГАРЕТ ТЭТЧЕР, премьер-министр Великобритании:

     « Сербские операции в бывшей Югославии почти хуже таких Сталина и Гитлера».

     Выступление по американскому телевидению, цитированное  в газете «Сан-Франциско кроникл», 26.8.1992.

     КЛАУС КИНКЕЛЬ – министр иностранных дел Германии:

     « Надо заставить сербов встать на колени!»

     Выступление 27.5.1992.

     « ИВНИНГ СТАНДАРД», лондонская газета:

     « Репатриация всех сербов с Запада. Проблему беженцев в Боснии  надо сразу решить. Всех сербов, которые живут в западно-европейских странах, надо репатриировать насильно в Сербию после того, как подпишут, что их собственность и все, чем они владеют, будет оставлено – временно –  для прокорма страны, которая их депортирует. Их паспорта и национальность нужно бы отменить».

28.8.1992, в рубрике « Письма», Малколм Грахам, лондонское предместие Клафам.

СТИВ ВАТ –  британский гуманитарий:

    « Снайперы сербских паравоенных частей получают по 300 фунтов за каждого убитого ребенка. Они нарочно целятся в детей из-за денег, и из-за того, что ребенка легче убить. Потому что это мания, пуля – способ большего ущерба. Так убиты 400 детей, а ранены – 1100.

     Выступление по британской радио-программе « Ворлд Сервис ББЦ», август 1992.

     ДЕЙМ АН ВАРБАРТОН, служащая британской политической элиты:

     « Сербы приказывали босненским мусульманам насиловать животных».

     Лондонский « Таймс» , 1.1. 1993.

     ИОСИФ БРОДСКИЙ – русский еврейский бард и диссидент:

    « Сербия, несомненный агрессор, должна быть заставлена резолюцией ООН вынести весь груз репараций».

     В глобальной газете « Интернейшнл Геральд Трибюн, 5.8.1993.

     « ЦАЙТ» – немецкая газета:

     « С тех пор, как окончилась Вторая мировая война, немцы не были настолько единственными в своей неприязни в отношении сербов».

19.3.1993.

     СЭР ПИТЕР УСТИНОВ, актер, режиссер, писатель, посланник УНИСЕФ:

     « Сербы –  народ двух измерений с жаждой простоты и идеологией, настолько примитивной, что ее можно понять без усилий. Неужели нужны неприятели, а не приятели, хоть бы сфокусировали свои идеи двух измерений. Жизнь для них – простая мелодия, никогда – оркестр, или приятная гармония. Животные используют свои ресурсы значительно счастливее этих его созданий наоборот, чья принадлежность к человеческой расе  очень запоздала».

     В лондонском еженедельнике « Юропиан», 10.6.1993.

     ДЖОЗЕФ БАЙДЕН, сенатор, демократ из Делавера:

     « Крайности сербского скотства… изнасилование Боснии, и уберите сербский фашизм из нее… Сербские варваризмы».

     Речь в американском сенате, 3.8.1993.

     ДЖОЗЕФ БАЙДЕН, сенатор:

    « Сербы неграмотные, дегенераты, насильники, убийцы детей, мясники и агрессоры».

    Речь на съезде, 1.8.1993.

     СТЕФАН ШВАРЦ –  депутат ПДЕ в Бундестаге:

     « Над людьми совершаются эксперименты, как в Третьем Рейхе Менгелем.  Сербские врачи имплантировали собачьи эмбрионы босненским женщинам».

   « Ди Тагестемен», январь 1993.  Шварца нет больше в немецкой политической жизни. Никто больше не хочет слушать  таких глупостей.

     ПОЛ ХАРВИ, АБЦ РАДИО, США:

     « сербы бомбили Всемирный торговый центр, как утверждают связанные с нами источники в ЦРУ».

     Никогда  этот ведущий не извинился перед сербами за свое утверждение 1993 года, хотя позднее  за это дело осуждены экстремисты мусульмане с Ближнего Востока.

     ВОЗЗВАНИЕ ФРАНЦУЗСКИХ И ЕВРОПЕЙСКИХ ОЗАБОЧЕННЫХ

    ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ:

    « Мы ничего не сделали против преступления этнической чистки, которые снова оживили  убийственные идеи Гитлера и его последователей… Если агрессоры не повинуются этим требованиям после направления нового ультиматума, ограниченного несколькими днями, морально будет их средства нападения уничтожить  нападениями с воздуха, но при максимальном сохранении человеческих жизней».

     Воззвание подписали среди других : Карл Поппер, Даниэль Кон-Бендит, Вальтер Освальд, Андре Гликсман, Роман Гупиль, Бернар Анри-Леви, Паскаль Брикнер, Бернар Кушнер, Эжен Энеско, Октавио Паз, Салман Ружди, Генри Миллер, Гюнтер Грасс. Воззвание объявлено всей Европе в середине марта , непосредственно перед нападением на Сербию , которое началось в середине апреля 1994 г.

     ЖАК ДЕЛОР, бывший председатель ЕС:

     « Настоящая причина конфликта  в идеологии этнических чисток, которую обновил господин Чосич, президент Сербии, который еще в 1990 году ее объявил в Меморандуме.

     Выступление по французскому телевидению, май 1994.

     ПЕТЕР ШНАЙДЕР, « Репортеры без границ»:

     « То, что происходит  там ( в Боснии ), является фашизмом, инспирированным завоевательным и грабительским военным походом ( сербов) против местных этнических объединений».

     Немецкий еженедельник « Шпигель», июль 1994.

     МАНФРЕД ВЕРНЕР, генеральный секретарь  пакта НАТО:

     « Без решимости идти до конца агрессор ( сербы – прим. авт. ) , который говорит только языком танков и артиллерии, не будет приведен к разуму».

     Интервью французскому журналу « Политик Интернасиональ», лето 1994.

     АБЕ ПЬЕР, известный французский священник-гуманитарий, « друг бедных и мира»:

     « Молюсь, чтобы огонь небесный обрушился на сербов и наказал их за их преступления».

     По возвращении после посещения Сараево и Маркалама, выступление перед французскими медиями, 1994.

    ДЕЙВИД ГОМПЕРТ, зам. председателя РАНД:

     « Вместо того, чтобы гнаться за плохим соглашением, который продолжает этому отвратительному режиму шанс прийти в себя и выглядеть  достойным уважения, может быть нужно было осудить Сербию на карантин, пока вирус, который она несет, не сотрется».

     « Как поразить Сербию», « Форин Афферс», июль-август 1994. Д. Гомперт является бывшим  старым директором  по Европе и Азии Совета Национальной безопасности  во время администрации Буша.

     АЛОИЗ МОК, бывший министр иностранных дел Австрии и шеф Народной партии:

     « Сербия не достаточно наказана за все, что она причинила территориям бывшей Югославии».

     Интервью загребскому « Веснику», 1994.

     СРЧА ПОПОВИЧ, когда-то сербский дипломат, адвокат, подписавшийся под требованием  интеллектуалов мира о бомбардировке Белграда:

     « Не будет мира, пока Сербия не потерпит военного поражения».

     Написано в еженедельнике «Глобус», октябрь 1994 .

     ГЮНТЕР ГРАСС – немецкий писатель, Нобелевский лауреат:

     « Для меня агрессором являются, в первую очередь, сербы».

     В левой газете « Юнге Вельт», 21.7.1995. Позднее он поддержал бомбардировки Сербии  в 1999 г.

     МИЛАН КУЧАН – президент Словении:

     « Словения должна активно включиться в антисербскую коалицию».

     Сказано в 1992 г., цитировано в « Политике». 7.9.1995.

     ПАПА ИОАНН ПАВЕЛ ВТОРОЙ:

     « Пора силой подтвердить, что достаточно войн. Война, которая объявляет войну войне, справедлива и необходима.»

     Во время 14-дневных бомбардировок босненских сербов, 30 августа- 14 сентября 1995 г.

     НИКОЛАС БЕРНС, представитель печати Американского департамента:

     ( ликующим голосом) : « Покончено с Великой Сербией!».

     На конференции печати, сентябрь 1995.

     ЖАК ШИРАК – президент Франции:

    « Позвольте Вас прервать, господин председатель ( на греческом премьер-министру Папандреу – прим. авт.) , сербы – народ без закона и без веры. Это народ разбойников и террористов».

     Скандальное высказывание Ширака на традиционном  собрании шефов власти стран-членов ЕС в середине июня 1995 г. в Париже. В течении официального обеда, в присутствии телевизионного коллектива, по традиции каждый лидер  дал краткое высказывание по этой теме. В Этот раз эта тема была о Боснии.  Сегодня покойный , легендарный премьер Греции Андреас Папандреу, как самый старший, говорил первым. Он начал свое высказывание словами о том, что в Боснии идет гражданская война со многими чертами религиозной войны. Точно тогда его грубо прервал Ширак, сказав процитированные слова. Наступил шок, потому что такое нападение было необычным и неожиданным, особенно, в присутствии репортеров. Случай со скандальным высказыванием Ширака несколько раз был  показан по каналу « Юпо ньюз». На следующий день в одном органе был упомянут инцидент, но извращенно и искривлено, это была газета « Л, Монд». Газета провела короткую черту  между высказываниями  во время обеда, и написала следующие слова: « Президент Ширак своей спонтанностью, внес живость в это традиционное и чересчур досадное собрание». Лишь двумя месяцами позднее, в августе 1995 года, французские самолеты участвуют  в бомбардировках сербов в Боснии.

     РИЧАРД ХОЛБРУК, эмиссар Клинтона при Милошевиче:

     « За время переговоров о Боснии, я всегда пытался создать себе представление о том, какие все-таки цели следит Милошевич, какие мотивы у Изетбеговича , а какие у Туджмана? Проще всего было с босненскими сербами, они желали всех ликвидировать, любого, кто находится на его земле, среди вещей на территории, на которую они претендовали. Если бы их тогда не ликвидировали, они бы пожелали их обобрать или выгнать».

     Из разговора с немецким информатором и дипломатом Бернсом Шмидтбауером.

     ГАРРИ КАСПАРОВ – шахматный чемпион:

     « Сербы являются агрессорами… Джордж Буш за 24 часа мог остановить агрессию».

     Из интервью « Глобусу», озаглавленном: « Я сам выброшу сербов с европейского первенства».

     ХЕЛЬМУТ КОЛЛЬ, канцлер Германии:

     « Пусть сербы задохнутся в собственном смраде».

     Начало 1998 г.

     РИЧАРД ХОЛБРУК, американский дипломат, эмиссар Клинтона  для переговоров с Милошевичем:

     « Больше не хочу слушать это историческое сранье босненских сербов!»

     В одном разговоре со Слободаном Милошевичем , по поводу настойчивого желания руководителя Сербской Республики объяснить Холбруку предысторию войны.

     ПАПА ИОАНН ПАВЕЛ ВТОРОЙ:

     « Надо бы бомбардировать сербов».

     Сказал это, обращаясь к президенту Клинтону во время публичного появления в Денвере.

     ВИТТОРИО ЗГАРБИ, ведущий итальянского телевидения:

     « Сербские этнические полицаи  вошли в дом албанца и застали семью, которая ела за столом. Они спросили, нет ли мяса. Когда им сказали, что нет, они зарезали сына, нарезали его и бросили на стол перед родителями, сказав: « А теперь ешьте, вот вам мясо!».

   В передаче Згарби по телевизионному каналу 5, одном из каналов Берлускони, середина апреля 1999 г.

     УЭСЛИ КЛАРК, главнокомандующий НАТО:

     Сербы демонстрируют громадную комбинацию  террора и этнических чисток…. Милошевич – животное… Сербия – последняя коммунистическая диктатура… Сербы сами симулируют нападения на дома, чтобы выглядело, будто на них напало НАТО… Это белградская криминальная военная машина…

     На пресс-конференции в штабе пакта НАТО в Брюсселе, середина апреля 1999 г.

     ФРАНС-2, французское государственное телевидение:

     « Сербские паравоенные части, похоже, выкололи глаза некоторым трупам».

     Новости в 20ч., 25.4.1999.

     УИЛЬЯМ ДЖ. КЛИНТОН, президент США:

     « Силы Милошевича сжигают и грабят дома и убивают невинных людей…Сербы проводят террор  и насилуют албанских детей. Наши войска несут спасение и надежду выселенным…»

     Речь  во время  празднования 50-летия пакта НАТО в Вашингтоне., 23-25 апреля 1999 г.

     АЛЬБЕРТ ГОР, вице-президент США:

     « Милошевич – последний диктатор в Европе, чьи руки по локоть в крови».

     Выступление в Вашингтоне 26 марта 1999 г.

     ХАШИМ ТАЧИ, один из командиров ОАК:

     « Сербские войска закрыли 100000 человек на стадионе».

     Изъявление в немецком телевидении 30.3.1999 г.  Французское агентство новостей АФП посетило стадион в Приштине и уверилась в тотальной лжи вождя албанцев.  

     КИРО ГЛИГОРОВ, президент Македонии:

     « Сербия виновна в этнических чистках и геноциде и депортации албанцев из Косово и Метохии в Македонию…. Причины кризиса в Косово и Македонии в том, что десятилетия угрожают правам албанцев и действия войск, и сербская полиция.»

     Выступление 12.4.1999 г.

     ФРАНС 2, французское государственное телевидение:

     « Сербы вытащили ребенка из одной беременной в присутствии ее супруга. Шокированный, ее супруг пытался вернуть ребенка в утробу матери»

     Репортаж о примерах  систематических изнасилований сербами албанок. Отмечено в Влоре, в беженском лагере, 10.5.1999 г.

     ДЖАК ЛАНГ, председатель комиссии иностранных дел Национального собрания Франции:

     « Эта война ( в Косово)  – первая война Объединенной Европы!».

 ТВ « Франс2», 17.5.1999 г.

     ГЕНЕРАЛ МАЙКЛ ШОРТ, командующий воздушными войсками США, чей сын бомбил Сербию:

    « Думаю, нет тока для вашего фризера, нет газа для вашей печки, не можете пойти на работу – мост разрушен, мост, на котором вы устраивали ваши рок-концерты, а сами вы стояли там. Это происходило в 3 часа утра».

 В английской газете « Обзервер», текст « Белград открыт для бизнеса, как всегда», 16 мая 1999 г.

    ГЕНЕРАЛ КЛАУС НАУМАН, представитель Германии в НАТО в штабе в Брюсселе:

     Мы видели, как они себя чувствуют через несколько недель и месяцев, а что вы хотите видеть из их непрестанного движения в пьесе».

     Пресс-конференция, штаб НАТО, Брюссель, апрель 1999 г.  

     НАТОВСКИЙ ПИЛОТ, участник бомбардировок Сербии и Косово:

     « Мы – романтичные люди! Мы – теперешнее поколение».

     Ответ репортеру СиНН на вопрос, чувствовал ли он какое-то уважение, убивая невинное гражданское население. Апрель 1999 г.

     ТОНИ БЛЭР, премьер-министр Великобритании:

     « Война в Сербии не более, чем война идеалов. Это битва между Добром и Злом , между цивилизацией и варварством».

     Во время воздушных нападений на Сербию и Космет, 1999 г.

    АННА ГУСАРСКАЯ, политический анализатор в команде Международной кризисной группы со штабом в Сараево:

     « У сербов шесть пальцев на одной руке, а когда занимаются любовью, весь отель трясется».

     В газете « Вашингтон пост».

     БИЛЛ КЛИНТОН, президент США:

     « Нет, не сербы вызвали Первую мировую войну, нет, без них не было бы Холокоста».

     Выступление перед бомбардировками Сербии, март 1999 г. Цитируется по : Хофбауер, « Балканская война».

     ДЖЕЙМС ШЕЙ, информатор НАТО:

     « Сербов надо спокойно бомбить, а то они быстро забывают».

     Март, 1999.

     ДЖЕЙМС ШЕЙ – информатор НАТО:

     « Сербские силы безопасности в Косово взяли в плен 300 этнических албанских детей, которых используют как « банк крови» для своих раненных солдат».

    На брифинге НАТО , 20 апреля 1999 г., Брюссель.

     РОБИН КУК – британский министр иностранных дел:

     « Знаю, что сербы убили  20 албанских учителей в присутствии их учеников в Годене».

     Годен – село лишь с 200-ми жителей, потому журналист Мик Хьюм посмеялся над этим выступлением в газете « Таймс» 15 апреля 1999 г.

     БЕРНАР КУШНЕР, шеф гражданской миссии ООН в Косово:

     « На прошлой неделе было только девять убитых ( сербов), на этой неделе  – 8. Это ясный прогресс».

     Из документального репортажа, показанного по государственному телевидению « Франс 2» в конце марта 1999 г.

     ГЕНЕРАЛ МАЙКЛ ДЖЕКСОН, британский командир КФОРа:

     « Чем меньше сербов останется, тем будет легче обеспечивать Косово».      

          Цитата из газеты « Нью- Йорк таймс», февраль 2000.

    ФРИДМАН, Школа науки и политики питания университета Тафта, США:

     « Питание не дисциплина, а уже блокнот. Кроме того, это и война из-за голода со сталинского голодомора на Украине до запрета Милошевичем 27 продуктов питания для продажи косовским албанцам».

    Из цикла передач « Геополитика голода 2000-2001 гг., « Голод и сила».

     СОНЯ БИСЕРКО, Хельсинкский  комитет в Сербии:

     « Антимусульманская кампания , которая длилась более тридцати лет психологически подготовила сербских граждан к тому, что с ними после случилось в Боснии, Санджаке и Косово со стороны мусульман. Эта кампания продолжается и дальше с той разницей, что сейчас она помещена в мировой контекст. Сербы, утверждается, борются против мусульманского терроризма. Демонизирование невинных мусульман  и применение брутальных методов, которые включают от изгнания до геноцида, оставило глубокий отпечаток на отношениях в регионе, в котором приходится жить сербам и мусульманам друг с другом. Восстановление доверия между ними невозможно без принятия истины».

     Из английского перевода « Хельсинкских повеления», №№ 91-92, январь-февраль 2006 г.

     ДЖЕЙМС ХАРФ, директор агентства « Рудер Фин Глобал

     Паблик Афферс»

     ( На вопрос журналиста Жака Мерлиноа , чем он в этой работе больше всего гордится):

     Тем, что  мы успели для нашего дела получить еврейское публичное мнение. Встреча была очень деликатна , а ее досье содержало большую опасность  с этой стороны. Потому что президент Туджман был очень неосторожен  в своей книге « Бездорожье было  на самом деле». Когда читаешь эти описания. Он может быть обвинен в антисемитизме.    С босненской стороны. Это на представляло ничего другого, потому что президент Изетбегович в своей Исламской декларации , опубликованной в 1970-ом году, занял очень твердую позицию в пользу исламского фундаментального государства. Кроме того, в прошлом в Хорватии  Боснии отмечался реальный и суровый антисемитизм. Свыше десяти тысяч евреев было ликвидировано в хорватских лагерях… Вскоре мы в публичном мнении смогли открыть истину о сербах и нацистах.  Досье было сложным, а никто не понимал, что творится в  Югославии…Но одним ходом  мы смогли представить простое дело, сказку о плохих и хороших. Мы знали, как эту пьесу сыграть. И мы победили, потому что у нас была правильная мишень, еврейская мишень.     Вскоре дошло до публичных перемен в языке печати с применением понятия о высокой эмоции ценностей, против этнических чисток, концлагерей и т.д.  , и все напоминало нацистскую Германию, газовые камеры в Освенциме. Эмоциональное наполнение было таким , что никто не мог выступить против этого под угрозой  обвинения в ревизионизме.  Мы попали в середку!… Мы – профессионалы. Надо было выполнить работу, и мы ее выполнили. Нам не платят, чтобы мы держались за моральные предрассудки. И если бы разговор пошел на этой почве, совесть у нас была бы чистой. Потому что, если желаете доказать , как сербы съедают свои жертвы, только вперед, вы в этом будете сами».

     В книге: ЖАК МЕРЛИНО. « Не все все югославские истины надо говорить».

     РИЧАРД БИРН, американский журналист:

     « Дорогая Сербия, с недавних пор ты одна. Кроме Гарбо. Кроме Косово. А и Косово скоро выходит. Думаю, ты об этом уже знаешь. А когда Косово выйдет, ты окончательно останешься сама. Этого ли ты , действительно, желала?  И как же это все случилось? Почему все твои соседи  теперь смотрят в другую сторону? Единственная группа, которая поистине тебя желает, это Европейский союз. Почему? Неужели тебе хочется больше  флиртовать с Россией?  Пишу тебе это письмо, потому что мне грустно видеть тебя полностью одинокой. Слушать, как политики  и интеллектуалы мира подсмеиваются  и обижают тебя. например, я был на вечере с известным канадским политиком на  прошлой неделе. Когда дошло до балканской темы, он выразился так, что, по его мнению, Белград – это канализация».

    « Письмо другу», Европа, 7.12.2007.

     ПИТЕР УСТИНОВ, актер и режиссер:

     « Новое зло, демоны, убийцы детей, разорители, этнические чистильщики, тираны, сербы мешают развитию сегодняшнего мира. Сербы недостаточно наказаны. Сербские славянские нацисты  и их Православная церковь вместе сотрудничали, чтобы создать очищенную Великую Сербию.

     ДИМИТРИЕ РУПЕЛ, словенский министр иностранных дел:

     « С сербами невозможно разговаривать, им нужен надзор и воспитание».

     Опубликовано в « Политике», декабрь 2007.

     КРИСТИАН АМАНПУР, главный корреспондент глобальной телевизионной сети СИНН:

     « Сербы во время войны в Боснии убили 2000000 мусульман.

     21.7.2008г. в специальной передаче СиНН – по поводу ареста Радована Караджича. Вопреки тому, что даже мусульманские ответственные факторы в Сараево выступили с данными, что в этой войне всего пострадало 92000 человек. Занятно то, что никто из сербов, ни в Сербии и Республике Сербской, ни пресса не ответили на эту гнусную манипуляцию пропагандной мельницы департамента США, получившей « Награду Моххамеда»  за журналистику от Саудовской Арабии.        

     РИЧАРД ХОЛБРУК, эмиссар Клинтона на переговорах с Милошевичем и сербами в Боснии.

     « Сербы во время войны в Боснии убили около 300000 мусульман».

     По СиНН 22.7.2008 г., по поводу ареста Радована Караджича. Можно свободно сказать, что это еще один пример моральной извращенности американского политического класса и его и его постыдных и лживых постановок при фальсификации истории  при еще полностью живых актерах».

     ГАРРИС СИЛАИЧ, член председательства БИХ, президент США.

   « Арест ( Караджича) – хорошая весть, которая сделает возможной катарзис сербского народа, но этого недостаточно… Надо арестовать и Республику Сербскую… Она, правда, лишь год просуществует… Она лишь последствие преступлений Караджича.»

    22.7.2008 г. , из публикации  « Политики» 23.7.2008 г.

 

Aneks:

Łukasz Kobeszko: Serbsko-chorwacka burza nad „Burzą”

03 sierpień 2008

Rocznica operacji „Burza” („Oluja”) obchodzona 4 i 5 sierpnia wciąż budzi ogromne kontrowersje i jest odmiennie postrzegana w Zagrzebiu i Belgradzie. Chorwaci uważają ją za wyzwolenie okupowanych ziem, Serbowie – za zbrodnię wojenną.

Przy niemal każdej rocznicy ofensywy militarnej „Burza”, pomiędzy Chorwatami a Serbami wybuchają gorące spory na temat interpretacji wydarzeń, które miały miejsce w pierwszych dniach sierpnia 1995 roku w regionie Krajina, leżącym obecnie we wschodniej Chorwacji przy granicy z Bośnią i Hercegowiną. Podobnie stało się w tym roku – podczas gdy władze i media chorwackie czciły państwowe święto „Dnia Zwycięstwa i Dziękczynienia dla Ojczyzny”, ich serbskie odpowiedniki wspominały zabitych i wypędzonych w wyniku chorwackiej akcji. Czy łatwo jest dzisiaj, kilkanaście lat po tragicznych sierpniowych dniach w Krajinie ustalić, która ze stron miała w tym konflikcie rację? Czy Serbowie i Chorwaci będą kiedyś zdolni napisać wspólną wersję historii rozpadu socjalistycznej Jugosławii? Gdy bliżej przyjrzymy się historii operacji „Burza”, nam Polakom tak nieodwołalnie kojarzącej się z racji kryptonimu z jedną z największych operacji Armii Krajowej podczas II wojny światowej, pomimo upływu czasu pozytywna odpowiedź na tak postawione pytania wydaje się wciąż mało możliwa.

W serwisie „YouTube” pod hasłem „Oluja” znajdziemy dziesiątki filmów. W zależności od tego, kto umieścił te materiały, będą one sławić „zwycięstwo chorwackiego oręża nad wielkoserbską agresją” bądź pokazywać „holocaust krajińskich Serbów dokonany przez potomków ustaszów”. W komentarzach do filmów wciąż obecne są inwektywy i wzajemne pretensje przedstawicieli obydwu narodów. Określenia „serbski czetnik” lub „chorwacki ustasz” należą w tych internetowych dyskusjach do najbardziej łagodnych epitetów… Czy odtworzenie dzisiaj już historycznych wydarzeń z sierpnia 1995 pomoże w zrekonstruowaniu prawdy? Czy w konfliktach bałkańskich z lat 90. możemy w ogóle znaleźć jakąś jedną prawdę? Czy może jest ich wiele – prawda serbska, chorwacka, bośniacka lub kosowska? Czy nawet zsumowanie tych wszystkich cząstkowych prawd przyniesie odpowiedź na te w większości retoryczne pytania? Spróbujmy wrócić do początku…

Barykadowa secesja w środku lata.

Korzeni ofensywy „Burza” należałoby doszukiwać się w procesach towarzyszących rozpadowi federalnej Jugosławii na przełomie lat 80. i 90. minionego stulecia. Na mieszanych pod względem ludnościowym, chorwacko-serbskich terenach ówczesnej Socjalistycznej Republiki Chorwacji (będącej wtedy częścią składową federacji jugosłowiańskiej) leżącej wzdłuż granicy Socjalistycznej Republiki Bośni i Hercegowiny, zwanych Krajiną doszło w 1988 roku do pierwszych napięć etnicznych pomiędzy Chorwatami a Serbami. Według ostatniego w Jugosławii powszechnego spisu ludności przeprowadzonego wiosną 1991 roku, Serbowie stanowili ponad 52 proc, a Chorwaci 36 proc. mieszkańców części składowych Krajiny:  regionów Lika, Banja, Kordun oraz północnej Dalmacji i Slawonii.

Gdy wiosną 1990 roku we wszystkich republikach Jugosławii przeprowadzono pierwsze od 1945 roku wolne wybory parlamentarne, w Chorwacji wygrała je głosząca hasła samostanowienia narodowego Chorwacka Wspólnota Demokratyczna (HDZ), założona przez pierwszego prezydenta niepodległej Chorwacji, Franjo Tuđmana. Jednym z pierwszych posunięć nowych władz republikańskich w Zagrzebiu była deklaracja suwerenności Chorwacji (nie oznaczająca jeszcze  wystąpienia z Jugosławii). W obliczu coraz wyraźniejszego dążenia Chorwatów do secesji z federacji jugosłowiańskiej, miejsowi Serbowie wypowiedzieli posłuszeństwo republikańskim władzom w Zagrzebiu. W lecie 1990 roku, w samym środku sezonu turystycznego, gdy nad Adriatyk zmierzał z Europy sznur autokarów i samochodów wypełnionych wczasowiczami, krajińscy Serbowie zablokowali wiele dróg i autostrad, stawiając na nich barykady z opon, betonowych prefabrykatów oraz drzew i kamieni. Chorwaci nazwali ten ruch tzw. Barykadową rewolucją (chorw. Balvan revolucija). Na obszarach zamieszkalych przez większość serbską, miejscowa ludność zrywała z budynków urzędów flagi i symbole chorwackie, zawieszając w ich miejsce flagi Jugosławii lub stare, przedwojenne barwy królewskiej Jugosławii. Niszczono chorwackie tablice drogowe z napisami w alfabecie łacińskim zamieniając je na tablice pisane cyrylicą. Jako że duża część miejsowej  ludności dysponowała bronią (w Jugosławii istniał szeroko rozbudowany, zdecentralizowany system obrony cywilnej przypisany niezależnie do każdej republiki, a nawet gminy, w którym większa część dorosłej ludności mogła być szybko powołana do gotowości bojowej), na serbskich barykadach pojawili się uzbrojeni strażnicy. W niektórych miejscach chorwaccy policjancji zostali zaatakowani. Już wówczas doszło do pierwszych, na razie jeszcze stosunkowo ograniczonych starć zbrojnych. Padły pierwsze ofiary, najczęściej zabijane skrytobójczo. Czynniki rządowe w Zagrzebiu potraktowały bunt Serbów jako bardzo poważne zagrożenie secesji części terytorium Republiki Chorwacji.

W arcyciekawym filmie dokumentalnym „Śmierć Jugosławii” (oryg. The Death of Yugoslavia) nakręconym w połowie lat 90. przez telewizję BBC pokazano, jak już wówczas konflikt był odmiennie pokazywany przez media chorwackie i serbskie. O ile zagrzebska telewizja prezentowała satyryczne kreskówki przedstawiające pijanych śliwowicą Serbów, ubranych w stroje hajduckich rozbójników i strzelających na oślep z ustawionych na austostradach barykad, o tyle z Belgradu nadawano materiały o niebezpieczeństwie powrotu do władzy w Zagrzebiu „chorwackich nazistów dążących do ostatecznego rozwiązania problemu serbskiego w Chorwacji”. Chorwaci ostrzegali przed secesją i wskazywali na niebezpieczeństwo naruszenia integralności terytorialnej Republiki Chorwacji, natomiast Serbowie informowali o „terrorze Chorwatów wobec krajińskich Serbów” i o nowo odkrywanych chorwackich magazynach z bronią, która jest przygotowywana w celu przeprowadzenia rzezi ich rodaków.

Eskalacja nienawiści.

Do lata 1991 roku trwała cicha wojna podjazdowa pomiędzy Zagrzebiem a zbuntowanymi gminami serbskimi. Unikając eskalacji konfliktu w czasie gdy toczyła się delikatna gra polityczna o przyszłośc Jugosławii i jej dotychczasowych części składowych, władze w Zagrzebiu unikały rozwiązania siłowego. W grudniu 1990 roku na obszarach objętych serbską irredentą powołano do życia tzw. Serbski Autonomiczny Region Krajina (serb. SAO Krajina), a marcu 1991 roku 99 proc. miejscowych Serbów odpowiedziało twierdząco na pytanie referendum: „czy jesteś za tym, aby Serbski Autonomiczny Region Krajina został przyłączony do Republiki Serbii, Jugosławii i Czarnogóry oraz wszystkich innych  pragnących zachowania Jugosławii”. Krajińscy Serbowie zbojkotowali również referendum w Chorwacji z maja 1991 roku, w ktorym większość głosujących opowiedziało się za opuszczeniem federacji jugosłowiańskiej.

Wynik tego referendum jak i następujące po nim ogłoszenie przez Chorwację i Słowenię opuszczenia Jugosławii 25 czerwca 1991 roku stanowiły bezpośrednią przyczynę ataku Jugosłowiańskiej Armii Ludowej (JNA) na obydwie republiki. Rozpoczął się on dzień później, 26 czerwca 1991 roku. W wyniku działań armii federalnej, do wybuchu otwartej wojny pod koniec czerwca 1991 roku doszło również w Krajinie. Region stał się areną ciężkich walk pomiędzy wojskami federalnymi i wspierającymi ich paramilitarnymi Wojskami Serbskiej Krajiny (VSK) oraz oddziałami ochotników, a z niedawno utworzonym Wojskiem Chorwackim (HV) oraz jednostkami chorwackiej policji i ochotników. W wyniku działań wojennych trwających do stycznia 1992 roku doszło do czystek etnicznych, zabójstw cywilów oraz przesiedleń i niszczenia mienia mieszkających w Krajinie Chorwatów. Niszczono domy, mordowano całe rodziny, burzono kościoły katolickie i cerkwie prawosławne. Szczególną brutalnością wsławiły się serbskie oddziały paramilitarne, takie jak dowodzone przez Željko Ražnjatovića „Tygrysy Arkana” (serb. Arkanovi Tigrovi) lub „Białe Orły” (serb. Beli Orlovi).

W grudniu 1991 roku krajińscy Serbowie powołali do życia kadłubowe, nieuznawane przez społeczność międzynarodową (poza rządem w Belgradzie) państewko pod nazwą Republika Serbskiej Krajiny (RSK). Na jej czele stanął prezydent Milan Babić.

Tragiczny rozejm.

Porozumienie o rozejmie, które na początku 1992 roku podpisali na podstawie planu specjalnego wysłannika ONZ i byłego sekretarza stanu USA Cyrusa Vance`a ówcześni prezydenci Chorwacji i Serbii Franjo Tuđman oraz Slobodan Milošević zawarto według zasady określanej w prawie międzynarodowym terminem uti possidetis. Polega ona na tym, żeobydwie walczące strony zachowują ziemie zdobyte przez siebie podczas konfliktu zbrojnego. Przyjęcie takiego rozwiązanie faktycznie usankcjonowało dokonane czystki etniczne i wypędzenia ludności. Z terenów Serbskiej Republiki Krajiny została praktycznie usunięta zamieszkująca tam od wieków ludność chorwacka. Do większości niezniszczonych chorwackich domów znajdujących się na obszarach zajętych przez Serbów szybko wprowadzili się nowi, serbscy mieszkańcy. Aktywna była wciąż policja i zdemoralizowane oddziały paramilitarne, które zastraszały nielicznych pozostałych Chorwatów oraz torturowały ujętych podczas walk jeńców.

„Spis ludności” przeprowadzony w Republice Serbskiej Krajiny w 1993 roku podawał, że ludność parapaństwa tworzyło wówczas 91 proc. Serbów, 7 proc. Chorwatów oraz 2 proc. pozostałych mniejszości etnicznych.

Do lata 1995 roku armia chorwacka podejmowała kilkukrotnie próby odbicia części terytoriów zajętych przez Serbów. Najpoważniejszą z nich była operacja „Kieszeń Medżacka” (chorw. Medački džep) przeprowadzona jesienią 1993 roku w regionie Lika. Podczas tej ofensywy doszło ponownie do szeregu naruszeń międzynarodowych konwencji prowadzenia wojen. Zginęło kiludziesięciu serbskich cywilów oraz zniszczono kilkaset serbskich domów. Niecałe dwa miesiące temu, sąd w Zagrzebiu skazał jednego z dowódców operacji, generała Mirko Noraca na 7 lat więzienia za współudział w zbrodniach wojennych.

Cisza przed „Burzą”?

Ówczesne władze Chorwacji z jej pierwszym prezydentem Franjo Tuđmanem twardo stały na stanowisku pełnej reintegracji Krajiny z resztą kraju. Kilku chorwackich generałów –  między innymi Ante Gotovina, Ivan Čermak oraz Mladen Markač opracowało plan zbrojnej ofensywy wyzwalającej region spod władzy Serbów. Główną zasadą przyświecającą operacji miał być swoisty blitzkrieg – błyskawiczna ofensywa wojskowa, która miała zaskoczyć Serbów, związanych wówczas z jednej strony przeciągającym się już od 3 lat krwawym konfliktem w Bośni, a z drugiej – sankcjami ekonomicznymi Zachodu wobec władz Slobodana Miloševića, oficjalnie popierającego Republikę Serbskiej Krajiny.

Wstępem do operacji „Burza” była trzydniowa ofensywa „Błysk” (chorw. Bljesak) przeprowadzona na początku maja 1995 roku. Ponad 7 tysięcy żołnierzy chorwackich w błyskawicznej akcji militarnej zajęło funkcjonujący od 1991 roku tzw. Serbski Autonomiczny Region Zachodniej Slawonii, leżący na północy od Krajiny. Na chorwacki atak zdezorientowani Serbowie z Krajiny zdążyli jedynie odpowiedzieć desperackim ostrzałem rakietowym Zagrzebia. Chorwacka stolica została wówczas zbombardowana po raz pierwszy od jesieni 1991 roku, gdy rakietowy ostrzał armii jugosłowiańskiej siedziby chorwackich władz omało co nie zgładził prezydenta Franjo Tudmana i kilku jego najbliższych współpracowników. Majowa ofensywa „Błysk” zakończyła się stuprocentowym sukcesem i umożliwiła Chorwatom zajęcie jeszcze bardziej dogodnej pozycji wyjściowej do dalszych działań zbrojnych na obszarze Krajiny.

Widząc spektakularny sukces Chorwatów, wspierający krajińskich Serbów Slobodan Milošević wraz z władzami w Belgradzie zaproponowali drugiemu już z kolei, rządzącemu od 1994 roku prezydentowi Serbskiej Republiki Krajiny, Milanowi Martićowi pomoc humanitarną oraz doprowadzenie do kompromisu z Chorwatami. Miał on polegać na wynegocjowaniu z Zagrzebiem autonomii dla krajińskich Serbów w ramach Chorwacji. Martić odrzucił jednak propozycję Miloševića (zwaną „Planem Z-4”). Istnieją przypuszczenia, potwierdzane w relacjach lub pamiętnikach wielu aktórów ówczesnych wydarzeń na Bałkanach, w szczególności Chorwatów, iż ówczesny prezydent Serbii zadeklarował, że będzie w stanie przyjąć w Serbii uchodźców z Republiki Serbskiej Krajiny. W związku z tym, prezydent samozwańczego państwa krajińskich Serbów miał wezwać swoich rodaków do niestawiania oporu nacierającym wojskom chorwackim, spakowania najważniejszego dobytku i wyruszenia w stronę Republiki Serbskiej w Bośni. Inne relacje głoszą, że po operacjach armii bośniackich Serbów przeciwko muzułmańskim enklawom w Republice Serbskiej w Bośni (z których najbardziej tragiczną był atak na Srebrenicę w lipcu 1995 roku zakończony największym pod II wojnie światowej ludobójstwem na Starym Kontynencie), prezydent Republiki Serbskiej Krajiny liczył na pomoc ze strony Radovana Karadžića i wojsk generała Ratko Mladića i być może nawet – w nieodległej przyszłości na włączenie Krajiny do Republiki Serbskiej w Bośni. Inna ewentualność może być taka, że w sprawie exodusu krajińskich Serbów doszło do tajnego porozumienia pomiędzy Tuđmanem a Miloševićem, który w zamian za zrzeczenie się na rzecz Chorwatów Krajiny mógł oczekiwać od chorwackiego prezydenta poparcia pomysłu podziału Bośni pomiędzy Serbów a Chorwatów. Tym tłumaczy się brak odpowiedzi na chorwacką ofensywę ze strony armii ówczesnej Nowej Jugosławii (federacji utworzonej w 1992 roku przez Serbię i Czarnogórę). Reakcji odwetowej ze strony armii jugosłowiańskiej obawiała się wówczas część chorwackich dowódców.

W czasie operacji „Burza” serbska prasa, zarówno ta związana z obozem rządzącym skupionym wokół „Slobo” oraz tytuły opozycyjne ostro piętnowały nieudolną i defensywną ich zdaniem politykę kierownictwa krajińskich Serbów, zarzucając im brak kwalifikacji do pełnienia urzędów.

Przebieg ofensywy.

Operacja „Burza”, przez wielu analityków uważana za jeden z przełomowych momentów wojen bałkańskich w latach 90. rozpoczęła się wkrótce po zapadnięciu zmroku, 4 sierpnia 1995 roku. Na dzień przed atakiem doszło jeszcze do ostatniej próby dyplomatycznego rozwiązania konfliktu. Podczas spotkania w Szwajcarii, Chorwaci postawili krajińskim Serbom ultimatum, żądając doprowadzenia do błyskawicznej i pokojowej reintegracji Krajiny z Republiką Chorwacji. Serbowie zdecydowanie odrzucili stanowisko Zagrzebia.

W operacji militarnej trwającej zaledwie 36 godzin wzięło udział prawie 150 tysięcy żołnierzy chorwackich, wspieranych przez 280 czołgów, kilkaset wyrzutni artyleryjskich, kilkadziesiąt rakiet oraz samolotów i helikopterów. Z jednostkami chorwackimi współpracowało prawie 25 tysięcy żołnierzy Armii Bośni i Hercegowiny (ABiH), a głównie oddziały złożone z bośniackich Chorwatów. W chwili rozpoczęcia ofenysywy przed kamerami telewizji chorwackiej wystąpił prezydent Franjo Tuđman, który wezwał krajińskich Serbów nie biorących udziału w walkach do nieopuszczania domów i zapewnił, że ich prawa jako mniejszości etnicznej w Krajinie będą przez nadchodzącą administrację chorwacką w pełni respektowane. Tuđman zgodził się również na otworzenie korytarza dla uchodźców chcących udać się do Republiki Serbskiej w Bośni. Armia chorwacka przygotowała ofensywę bardzo profesjonalnie, a telewizja stale prezentowała konferencje prasowe Sztabu Generalnego, które pokazywały postępy w operacji wraz ze szczegółowymi mapami ruchów wojsk.

Na przeciwko Chorwatów stanęło potencjalnie 40 tys. żołnierzy Republiki Serbskiej Krajiny i wspierających je 10 tys. bośniaków dowodzonych przez Fikreta Abdića, separatystę z Bośni zwalczającego muzułmańskie władze w Sarajewie i często współpracującego z Serbami. Siły serbskie nie podjęły jednak w zasadzie żadnych poważniejszych działań kontrofensywnych.

Jednocześnie Zagrzeb rozpoczął szeroką akcję dyplomatyczną w Europie Zachodniej i USA na rzecz poparcia bądź życzliwej neutralności swoich działań. Wieczorem, 5 sierpnia 1995 roku, a więc na zakończenie pierwszego dnia ofenysywy „Burza” również ambasador Chorwacji w Polsce wystąpił w prestiżowym wówczas programie publicystycznym „Puls Dnia” emitowanym codziennie wieczorem w programie I TVP, gdzie odpowiadał na pytania popularnego do dzisiaj dziennikarza Bogdana Rymanowskiego. Ambasador wyjaśniał, że Chorwaci mieli w świetle prawa międzynarodowego pełne prawo do „odbicia okupowanych terytoriów”.

Wielu chorwackich dyplomatów uzasadniając akcję „Burza” powoływało się także na ustalenia tzw. komisji Badintera (od jej szefa, francuskiego polityka socjalistycznego Roberta Badintera), która po wybuchu wojny w Jugosławii w 1991 roku przyjęła plan, aby kształt granic państw powstałych na gruzach federacji jugosłowiańskiej był tożsamy z granicami dawnych republik tworzących federację. Zamiarem chorwackich władz było również jak najszybsze przeprowadzenie akcji zbrojnej, aby postawić społeczność międzynarodową przed faktem dokonanym, ale także – co do dzisiaj podkreślają Chorwaci – zminimalizowanie ofiar wśród cywilów.

W późniejszym okresie jeden z głównych dowódców akcji generał Ante Gotovina przyznał, że operacja „Burza” odbyła się przy logistycznym i komunikacyjnym wsparciu ze strony sił NATO, jakkolwiek po dziś dzień ze strony Paktu Północnoatlantyckiego nie potwierdzono ani nie zdementowano tych doniesień. Faktem pozostaje jednak, że 4 sierpnia 1995 roku wieczorem, tuż po rozpoczęciu operacji, samoloty NATO patrolujące przestrzeń powietrzną na pograniczem chorwacko-bośniackim, które wówczas ONZ uznało za strefę zakazaną dla lotów wszystkich stron konfliktu, zniszczyły rakietami dwa serbskie radary lotnicze w okolicach miast Knin i Udbina. W ciągu kilku najbliższych godzin miały one znaleźć się w centrum chorwackiej ofensywy. Według późniejszych relacji dowódców NATO, lotnictwo Paktu zniszczyło radary z uwagi na fakt, że natowskie samoloty zostały przez nie wzięte na celownik i groziło im zestrzelenie. Inną okoliczność stanowi też to, iż po lipcowym ataku na Srebrenicę, wojska NATO przyjęły bardziej ofensywną postawę wobec sił serbskich w Krajinie i Bośni. Zaowocowała ona już 28 sierpnia 1995 roku zmasowanymi atakami lotniczymi na pozycje bośniackich Serbów. Przeszły one do historii jako Operacja Deliberate Force, która faktycznie doprowadziła do ostatecznego zakończenia konfliktu w Bośni i rozpoczęcia negocjacji zakończonych podpisaniem porozumienia pokojowego w Dayton późną jesienią 1995 roku.

Już 5 sierpnia oddziały chorwackie zdobyły miasto Knin i większość obszarów północnej Dalmacji. Kolejny dzień był następnym pasmem sukcesów Chorwatów, którzy zajęli miejscowości Slunj, Petrinia oraz rejony wokół bardzo dzisiaj popularnych turystycznie Jezior Plitvickich. 6 sierpnia do Knina przybył tryumfalnie prezydent Franjo Tuđman, który zawiesił chorwacką flagę nad górującą nad miastem starododawną twierdzą.

7 sierpnia oddziały chorwackie i bośniackie zdobyły miasto Velika Kladuša, będące „stolicą” samozwańczej Republiki Zachodniej Bośni, na której czele stał wspomniany wyżej bośniacki separatysta Fikret Abdić. Tego samego dnia wieczorem, chorwacki minister obrony Gojko Šušak ogłosił zakończenie operacji zbrojnej, aczkolwiek niewielkie walki w niektórych regionach Krajiny toczyły się jeszcze następnego dnia.

Oficjalnie podany przez Chorwatów bilans strat po ich stronie wyniósł 174 zabitych żołnierzy.

Łańcuch „efektów ubocznych”.

Najbardziej rzucającymi się w oczy relacjami z operacji zbrojnej „Burza” przekazywanymi przez światowe stacje telewizyjne nie były jednak obrazy walk, lecz nieodłączne dla bałkańskich wojen kolumny uchodźców na wozach i traktorach, tym razem uciekające z Krajiny w stronę Republiki Serbskiej w Bośni. Oficjalne dane podawane wówczas przez władze Chorwacji mówiły o 90 tysiącach serbskich uchodźców, podczas gdy Serbowie podają liczbę prawie dwukrotnie wyższą, oscylującą pomiędzy 190 a 220 tys. osób. Zbliżone do Serbów dane przekazują Amnesty International (AI), Międzynarodowy Trybunał ds. Zbrodni Wojennych w b. Jugosławii (ICTY) oraz telewizja BBC.

Mniejsza część Serbów zaryzykowała ucieczkę w stronę Serbii właściwej – grupy uchodźców dotarły do prowincji Wojwodina na północy kraju, inne z kolei, po wielu perturbcjach znalazły się w Kosowie. Ponowna eskalacja konfliktu serbsko-chorwackiego uderzyła również w chorwacką mniejszość zamieszkującą Wojwodinę – szacuje się, że z powodu napiętej atmosfery pomiędzy obydwoma słowiańskimi narodami, w sierpniu 1995 roku północną serbską prowincję opuściło od 800 do 1000 Chorwatów. Była to druga fala chorwackiego uchodźstwa z Wojwodiny od początku wybuchu wojny serbsko-chorwackiej w 1991 roku. Wielu Serbów zbiegłych z Krajiny w 1995 roku po dziś dzień żyje w prymitywnych ośrodkach dla uchodźców urządzonych w starych kempingach bądź kompleksach budynków na terenie całej Serbii.

Niestety, wbrew zapewnieniom o prowadzeniu humanitarnej akcji wojskowej, w czasie operacji „Burza” doszło do kolejnych tragedii. Chorwacki Komietet Helsiński podaje, że podczas dowodzonej przez generałów Ante Gotovinę, Ivana Čermaka i Mladena Markača ofensywy śmierć poniosło 677 serbskich cywilów. Zródła serbskie podają liczbę większą, wahającą się pomiędzy 1700 a 2500 zabitych. Sporządzony przez Trybunał w Hadze akt oskarżenia przeciwko chorwackim generałom zarzuca im m. in. palenie i obracanie w kompletną perzynę całych miejscowości wraz z ich infrastrukturą. Wojska chorwackie zniszczyły również kilkanaście serbskich cerkwi prawosławnych. W wielu miejscowościach Serbowie opuścili domy już w pierwszych godzinach operacji.

W listopadzie 1995 roku, stacjonujące w Chorwacji siły pokojowe ONZ UNCRO potwierdziły śmierć 128 cywilów i zniszczenie ponad 73 proc. zabudowy wokół miasta Knin. W latach następnych, chorwacka administracja Krajiny podała do wiadomości, że odnalazła masowe groby z ciałami prawie 3 tys. Chorwatów, zamordowanych podczas istnienia Serbskiej Republiki Krajiny w latach 1991-95. W czerwcu bieżącego roku, kanadyjski generał Andrew Leslie oświadczył podczas rozprawy przeciwko generałowi Ante Gotovinie przed sądem w Hadze, że podczas całej operacji „Burza” mogło w sumie zginąć od 10 tys. do 25 tys. cywilów, wliczając w to Serbów, Chorwatów, a także innych narodów zamieszkujących w regionie Krajiny – Bośniaków, Rusinów, Ukraińców, Węgrów, Czechów i Słowaków.

Owoce „Burzy”.

Według Zagrzebia głównym sukcesem operacji „Burza” było doprowadzenie do scalenia administracyjnego niemal wszystkich ziem chorwackich. Republika Serbskiej Krajiny przestała istnieć, a na większości opuszczonych przez Serbów obszarach osiedlili się Chorwaci. Operacja „Burza” była ostatnim etapem chorwackiej „Wojny Ojczyźnianej” (chorw.Domovinski rat) toczonej w latach 1991-95, w której zginęło ponad 13 tys. Chorwatów. Po zakończeniu operacji, pomiędzy Chorwatami a Serbami nie doszło już do żadnych większych walk.

Dwaj główni aktorzy polityczni operacji „Burza” – Franjo Tuđman i Slobodan Milošević nie żyją – pierwszy od 9, a drugi od 2 lat. Reszta głównych bohaterów wydarzeń skończyła przed haskim i chorwackimi sądami. Dochodzenie w sprawie zbrodni popełnionych podczas „Burzy” rozpoczęły one w rok po śmierci prezydenta Tuđmana, w 2000 roku. W grudniu 2005 roku hiszpańska policja aresztowała na Wyspach Kanaryjskich ukrywającego się generała Ante Gotovinę. Jego ujęcie stanowiło jeden z kluczowych warunków do rozpoczęcia procesu integracji Chorwacji z UE. Proces Gotoviny przed Trybunałem w Hadze jest obecnie w toku. Przed haskim sądem toczy się również proces pozostałych dowódców „Burzy”, generałów Ivana Čermaka i Mladena Markača. Zarzuca im się zbrodnie wobec serbskiej ludności cywilnej i kierowanie masowymi czystkami etnicznymi oraz wysiedleniami.

O ludobóstwo na Chorwatach zostali z kolei oskarżeni główni przywódcy kadłubowej Republiki Serbskiej Krajiny. Jej pierwszy prezydent Milan Babić został w 2004 roku skazany w Hadze na 13 lat pozbawienia wolności. Na kilka dni przed nagłą śmiercią w Hadze Slobodana Miloševića w marcu 2006 roku, Babića znaleziono martwego w celi tego samego więzienia Scheveningen. Sekcja zwłok wykazała samobójstwo. Następcę Milana Babića na stanowisku prezydenta Krajiny Trybunał skazał w czerwcu ubiegłego roku na 35 lat więzienia. Wciąż ukrywa się poszukiwany przez Hagę premier Krajiny Goran Hadžić. O nakłanianie do popełniania zbrodni wojennych w Krajinie oskarża się również pozostającego w Hadze od 2003 roku lidera Serbskiej Partii Radykalnej (SRS) Vojislava Šešelja. Liderom krajińskich Serbów podobnie zarzuca się kierowanie czystkami etnicznymi, torturowanie i mordowanie jeńców i cywilów oraz niszczenie mienia.

Od kilku lat władze Chorwacji realizują zakrojony na szeroką skalę program zachęcający serbskich uchodźców do powrotu na ziemie zajęte przez Zagrzeb w wyniku operacji „Burza”. Niestety, do dzisiaj nie doczekano się masowych powrotów. Na przeszkodzie stoją zarówno kwestie własnościowe – w wiekszości dawnych serbskich domów mieszkają obecnie Chorwaci jak i zwykły ludzki strach. Z drugiej strony trzeba przyznać, że podczas serbskich rządów w Krajinie, wiele domów chorwackich przeszło w ręce Serbów, więc powrót Chorwatów do części z nich był aktem sprawiedliwości dziejowej.

Przedstawiciele serbskich Chorwatów odgrywają obecnie istotną rolę w rządzącej krajem koalicji centroprawicowo-ludowo-liberalnej, na której czele stoi obecny lider założonej przez Franjo Tuđmana Chorwackiej Wspólnoty Demokratycznej (HDZ), a zarazem premier Ivo Sanader. Przedstawiciel serbskiej mniejszości pełni w tym rządzie funckję wicepremiera. Początek normalizacji stosunków pomiędzy Belgradem a Zagrzebiem rozpoczął się jeszcze za życia Franjo Tuđmana i Slobodana Miloševića, zaledwie rok po ofensywie „Burza”, w 1996 roku. Anno Domini 2008 obydwa kraje, w róznym stopniu zaawansowania, oczekują na integrację z UE. W bieżącym roku, na szczycie NATO w Bukareszcie, Chorwaci otrzymali oficjalne zaproszenie do członkostwa w Pakcie.

Burza nad „Burzą”.

Pomimo zmiany sytuacji politycznej na Bałkanach, spór o losy „Burzy” wciąż trwa i ma się dobrze. Najczęstszą okazją do jego odnawienia stają się kolejne rocznice ofensywy. Chorwackie święto narodowe, jakim jest rocznica „Burzy” od lat niezmiennie jest obchodzone z dużą pompą. Także i w tym roku, 5 sierpnia, centralne uroczystości odbyły się w mieście Knin. W bieżącym roku, po raz pierwszy Dzień Zwycięstwa i Dziękczynienia dla Ojczyzny obchodony jest również jako Dzień Chorwackich Weteranów wojny z lat 1991-95. W knińskich uroczystościach wzięli udział premier Ivo Sanader, przewodniczący chorwackiego parlamentu (Saboru) Luka Bebić, wicepremier i minister ds. rodziny, solidarności międzypokoleniowej i weteranów wojennych Jadranka Kosor, szef sztabu generalnego armii generał Josip Lucić oraz przedstawiciele episkopatu chorwackiego Kościoła katolickiego. W godzinach wieczornych, mszę świętą w intencji ojczyzny w obecności najwyższych władz odprawił w knińskim kościele pw. św. Antoniego biskup Ante Ivas. Podczas kazania, chorwacki hierarcha wezwał do pojednania i rezygnacji z nienawiści, ale również stanowczo zaprotestował przeciwko nazywaniu ofensywy „Burza” akcją zbrodniczą.

Zwycięstwo podczas „Burzy”chorwaccy liderzy polityczni określali w tym roku jako „jeden z najbardziej doniosłych dni w historii Chorwacji”. „5 sierpnia 1995 roku jest wszechchorwackim wielkim zwycięstwem narodu i państwa, rocznicą której nie można zapomnieć. Zwycięstwo to zostało odniesione pod wodzą i dzięki wizjonerstwu prezydenta Franjo Tuđmana i uczyniło Chorwację dumnym krajem, który był w stanie rozpoznać właściwy moment historyczny, zorganizował swoje instytucję i armię i zakończył walkę, która rozpoczęła się w 1990 roku, gdy postanowiliśmy stworzyć nowoczesne, demokratyczne państwo” – mówił 5 sierpnia w Kninie przewodniczący chorwackiego parlamentu, zwracając uwagę, że zwycięstwo operacji „Burza” zapobiegło powtórzeniu się na chorwackich ziemiach „nowej Srebrenicy”.

Przewodniczący chorwackiego parlamentu zaprotestował także przeciwko twierdzeniom władz Serbii, że Chorwaci powinni przeprosić za zbrodnie towarzyszące operacji „Burza”. Kilka dni temu sugestia taka padła z ust prezydenta Serbii Borisa Tadića. Serbski lider powiedział 3 sierpnia, że „rocznicę chorwackiej ofensywy w ktorej zginęło prawie 2 tys. Serbów mój naród obchodzi jako dzień smutku i żałoby”.

„Kolejna rocznica „Burzy” powinna być okazją, aby Chorwacja raz jeszcze zrobiła wszystko co w jej mocy i przeprowadziła wszystkie niezbędne dochodzenia w sprawie zbrodni popełnionych podczas tej operacji. Nie chodzi tu tylko o współpracę z Trybunałem w Hadze, lecz także o konkretną pracę chorwackich instytucji państwowych w celu wyjaśnienia losów wszystkich ofiar tamtych dni. To warunek dla zbudowania prawdziwie europejskiego społeczeństwa w naszym regionie” – mówił na konferencji prasowej serbski prezydent.

„Wielokrotnie przepraszałem za zbrodnie popełnione przez Serbów wobec innych, sąsiednich narodów. Niestety, nigdy do tej pory nie słyszałem, żeby liderzy tych państw ze swojej strony przeprosili za zbrodnie, które ich obywatele popełnili na Serbach” – tłumaczył w Belgradzie Boris Tadić.

Na odpowiedź Chorwatów Boris Tadić nie musiał czekać długo. „Chorwacja może przeprosić, ale za wszystko co zrobiła na terytorium Serbii. Ale w sierpniu 1995 roku nie weszliśmy na terytorium serbskie, lecz broniliśmy naszej Chorwacji” – mówił 5 sierpnia w Kninie przewodniczący chorwackiego parlamentu. Jego słowa przerywały burzliwe owacje.

„Nie dopuścimy, aby ktokolwiek rzucał oszczerstwa pod adresem ofensywy „Burza”. Ta operacja przeszła do historii i do podręczników wojskowości” – do słów przewodniczącego parlamentu dołączył się chorwacki premier Ivo Sanader.

Do nowego rozdziału sporu o „Burzę” właczył się także przebywający z oficjalną wizytą w Mongolii prezydent Chorwacji Stjepan Mesić. „Jeżeli prezydent Tadić wypowiada się na temat „Burzy”, powinien pamiętać, iż bunt serbskich obywateli w Chorwacji w 1990 i 1991 roku był organizowany przez Belgrad, skąd nadjeżdżały czołgi i ochotnicy obsypywani kwiatami. To Chorwatom została wypowiedziana wojna, a nie odwrotnie” – komentował Mesić.

Chorwacki prezydent przypomniał również, iż jako głowa państwa wielokrotnie przepraszał za zbrodnie, które jego rodacy popełnili podczas wojen towarzyszących rozpadowi Jugosławii.

„Wszystkich, którym Chorwaci uczynili jakieś zło już przeprosiłem. Dziwię się, że doradcy Tadića nie zwrócili mu na ten fakt dostatecznej uwagi. Skoro on nie śledzi tego co ja robię, niech  chociaż robią to jego doradcy” – stwierdził w Ułan Bator Stjepan Mesić.

Inaczej w Kninie, inaczej w Belgradzie.

4 i 5 sierpnia Belgrad uczcił serbskie ofiary „Burzy” nabożeństwem żałobnym w cerkwi pw. św. Marka znajdującej się w parku Tašmajdan w centrum stolicy, nieopodal siedziby parlamentu (Skupsztiny). Modlitwom przewodniczył prawosławnyn biskup Atanasije, a uczestniczyli w nich wysocy rangą politycy koalicji rządzącej – wicepremier Jovan Krkobabić, wiceprzewodniczący parlamentu (a w poprzednim rządzie wicepremier) Božidar Đelić, a także politycy opozycji oraz serbski następca tronu książę Aleksander Karađorđević wraz z małżonką. Obecni byli także liderzy kosowskich Serbów. Po nabożeństwie, grupa około 200 demonstrantów przeszła pod ambasadę Chorwacji, gdzie skandowano hasła „Nie dla UE!”, „Republika Serbskiej Krajiny!” oraz „Burza – zbrodnia bez kary!”.

Próba diagnozy.

Czy więc w świetle wszystkich przedstawionych powyżej okoliczności jesteśmy dziś w stanie przyznać rację którejś ze stron sporu? Wydaje się to niemożliwe. Do rozwiązania problemu nie wystarczą przesłanki historyczne. Krajina od XVI do XIX wieku była obszarem buforowym pomiędzy Cesarstwem Habsburgów a Imperium Otomańskim, na którym osiedlali się zarówno Chorwaci, Serbowie, Wołosi, Romowie jak i inni członkowie innych narodów środkowoeuropejskich. Następnie włączono ją do Chorwacji pozostającej w składzie dualistycznej monarchii austro-węgierskiej pod berłem Budapesztu. Po zakończeniu I wojny światowej weszła w skład Królestwa Serbów, Chorwatów i Słoweńców (SHS), przemianowanego później na Jugosławię. Na krótko przed wybuchem II wojny światowej stała się automiczną prowincją pod nazwą Banovina Chorwacka, a po zajęciu przez Hitlera Jugosławii w 1941 roku została przekazana marionetkowemu państwu ustaszów – Niezależnemu Państwu Chorwackiemu (NDH), kierowanemu przez Ante Pavelića. Symbolem reżimu ustaszów stała się eksterminacja Serbów, Żydów i Romów dokonana w obozie koncentracyjnym w Jasenovacu, w którym według różnych danych zginęło od kilkudziesięciu do kilkuset tysięcy sąsiadów Chorwatów. W czasie wojny, na terenach Krajiny działał zarówno stricte serbski partyzancki ruch czetników jak i ogólnojugosłowiański ruch narodowowyzwoleńczy dowodzony przez Josipa Broz-Titę. Działali w nim zarówno Chorwaci jak i Serbowie. Po utworzeniu socjalistycznej Jugosławii region wszedł w skład jugosłowiańskiej Chorwacji. Kolejne konstytucje Jugosławii, z 1963 i 1974 roku dawały krajińskim Serbom szeroką autonomię.

W tym miejscu dochodzimy do kwestii prawnej, która równiez budzi kontrowersje. Chorwaci stoją na stanowisku, że powojenna Jugosławia, jako państwo dysponujące suwerennością i integralnością terytorialną potwierdzoną przez Kartę Narodów Zjednoczonych, zgodnie ze swoim najwyższym ustawodawstwem posiadała możliwość, aby jej poszczególne republiki związkowe mogły opuścić federację. Granice nowych państw powstałych na gruzach Jugosławii powinny opierać się, zgodnie ze wspomnianymi już w tym artykule postanowieniami tzw. komisji Badintera na granicach dawnych republik związkowych federacji jugosłowiańskiej. Na tej podstawie chorwaccy Serbowie z Krajiny mają prawo do jak najszerszego stopnia autonomii, lecz nie do secesji. Co ciekawe, podobna argumentację stosuje dziś Serbia wobec problemu Kosowa głosząc, że w świetle ostatniej ustawy zasadniczej Jugosławii z 1974 roku wraz z jej późniejszymi zmianami, Kosowo miało charakter okręgu autonomicznego, a nie republiki, więc nie dysponowało w świetle prawa międzynarodowego prawem do ogłoszenia jednostronnej niepodległości.

W świetle tej interpretacji, bunt krajińskich Serbów w 1990 roku przeciwko władzy Zagrzebia miał charakter secesjonistycznej irredenty w podobny sposób jak bunt kosowskich Albańczyków przeciwko władzy Belgradu od początku lat 90. Można się zastanawiać, jak potoczyłaby się historia rozpadu Jugosławii, gdyby zarówno krajińscy Serbowie jak i kosowscy Albańczycy wybrali bardziej umiarkowaną i pragmatyczną drogę do wywalczenia, bądź zachowania autonomii politycznej.

Serbski punkt widzenia stara się zrównywać prawo Chorwatów do secesji z Jugosławii z prawem chorwackich Serbów do secesji z Chorwacji, co jednak nie jest tożsame i może brzmieć nielogicznie w kwestii stosunku Belgradu do Kosowa. Konsekwencją tego interpretacji byłoby przyznanie takich samych praw do secesji chorwackim Serbom jak i kosowskim Albańczykom.

W końcu pojawia się ostatni argument – o odpowiedzialność moralną za zbrodnie popełnione w czasie wojny z lat 1991 – 95. Wobec przedstawionych powyżej faktów i wyroków międzynarodowego wymiaru sprawiedliwości nie da się żadnej ze stron przedstawić jako absolutnie „dobrej” i „złej”. Nie pozostaje nic innego jak zgodzić się ze słowami specjalnego wysłannika ONZ w Bośni Tadeusza Mazowieckiego, który w połowie lat 90. jako jeden z pierwszych polityków zachodnich przyznał otwarcie, że podczas wojny w b. Jugosławii wszystkie strony konfliktu dopuszczały się zbrodni wojennych. Ważenie ciężaru i wielkości zbrodni staje się zawsze bardzo ryzykowne i jest po prostu niemoralne.

Krwawy konflikt serbsko-chorwacki którego kulminacją, ale i miejmy nadzieję ostatecznym zakończeniem była ofensywa „Burza” był wielką tragedią dla obydwu narodów. Zburzył na trwale wielki i ambitny projekt jedności południowych Słowian symbolizowany nazwą „Jugosławia”. Pozostawił po sobie widoczne do dziś gołym okiem emocje i żale. Pocieszające jest jednak to, że pokój pomiędzy, jak napisał to słynny jugosłowiańsko-chorwacki pisarz Miroslav Krleža „jednym narodem, który podzielił wspólny język: serbsko-chorwacki” trwa już 13 lat, a kolejne burze nad „Burzą” mają już tylko charakter wzajemnego odbijania piłeczki przez polityków z obydwu miast nad wodami Sawy. Póki trwa nawet najostrzejsza wymiana zdań i debata, wszystko pozostaje w normie…

za: http://www.psz.pl/127-unia-europejska/lukasz-kobeszko-serbsko-chorwacka-burza-nad-burza

 

Jak wygnano Serbów z Krajiny

W lipcu 2015 roku poprawna politycznie Europa obchodziła 20. rocznicę tzw. masakry w Srebrenicy, o której każdy poprawny politycznie obywatel UE wie, że była największą zbrodnią wojenną na kontynencie europejskim po drugiej wojnie światowej. Polskę na obchodach reprezentował marszałek Senatu Bogdan Borusewicz, a polski mainstream polityczno-medialny wykorzystał dwudziestolecie masakry w Srebrenicy do przykrycia 72. rocznicy ludobójstwa wołyńsko-małopolskiego.

Na temat samej zbrodni w Srebrenicy media głównego nurtu nie powiedziały i nie napisały nic nowego ponad to, co głosiły przez 20 lat. Dlatego nie zdziwiło mnie całkowite przemilczenie w Polsce 20. rocznicy operacji „Oluja” („Burza”), której rocznica przypadła na początku sierpnia. Czekałem cały miesiąc w nadziei, że może jednak ktoś gdzieś na marginesie coś wspomni. Niestety nie doczekałem się, co potwierdza tylko wysoki stopień tzw. świadomej dyscypliny wśród polskiego dziennikarstwa. Mimo że cenzury oficjalnie nie ma, polskie dziennikarstwo skądś wie, że o zbrodni w Srebrenicy należy mówić dużo i głośno, ponieważ to sprzyja stygmatyzowaniu Serbów zgodnie z antyserbską linią polityki USA i UE jeszcze z lat 90. XX wieku, a o operacji „Oluja” trzeba milczeć, ponieważ obciąża ona wizerunek „proeuropejskiej” Chorwacji i USA.

Daleki jestem od usprawiedliwiania lub pomniejszania jakiejkolwiek zbrodni, w tym serbskich zbrodni wojennych. Trzeba jednak zauważyć, że zbrodnie wojenne podczas wojen towarzyszących rozpadowi Jugosławii, w tym przede wszystkim wojny w Bośni (1992-1995), popełniali oprócz Serbów także Chorwaci i bośniaccy muzułmanie. Po drugie, przyjmowana oficjalnie wersja wydarzeń w Srebrenicy i wokół niej w lipcu 1995 roku oraz liczba ofiar zbrodni jest wysoce kontrowersyjna. Wątpliwości dotyczą przede wszystkim dwóch kwestii: ile osób rzeczywiście zginęło oraz czyje zwłoki znajdują się w masowych grobach.

Czy tylko osób zamordowanych w lipcu 1995 roku, czy także tych, które zginęły w walkach toczonych w tym czasie i wcześniej w okolicy Srebrenicy. Oddziały muzułmańskie, które wbrew zasadzie demilitaryzacji tzw. stref bezpieczeństwa stacjonowały w Srebrenicy, niejednokrotnie podejmowały wypady na okoliczne miejscowości serbskie. Dochodziło też do starć zbrojnych z wojskami serbskimi. Jesienią 1992 roku oddziały 28. Dywizji Armii Bośni i Hercegowiny, dowodzonej przez Nasera Oricia,dokonały w gminach Srebrenica i Bratunac masakry od 1200 do 1500 Serbów i spaliły około 50 wsi serbskich.

Fakt ten musiał wzbudzić wśród Serbów pragnienie odwetu. Ta właśnie chęć zemsty najprawdopodobniej legła u podłoża masakry w Srebrenicy. Nie ma żadnych przekonywujących dowodów, że była to zbrodnia z góry zaplanowana przez serbskie dowództwo z gen. Ratko Mladiciemna czele. Wiele wskazuje na to, że był to żywiołowy odwet. Do dzisiaj pozostało sporo niewyjaśnionych kwestii. Najwięcej wątpliwości budzi brak jakiejkolwiek próby przeciwdziałania masakrze ze strony oddziału UNPROFOR, liczącego 400 żołnierzy holenderskich. Jeszcze więcej znaków zapytania rodzi fakt opuszczenia Srebrenicy przez Nasera Oricia na trzy miesiące przed zajęciem enklawy przez Serbów oraz pospieszna ewakuacja większości żołnierzy 28. Dywizji Armii BiH do Tuzli.

Wątpliwa jest wreszcie zadekretowana liczba 8373 ofiar
. Przez wiele lat Międzynarodowy Trybunał Karny do spraw Zbrodni Wojennych w byłej Jugosławii nie potrafił podać dokładnej liczby ofiar, operując raz setkami, innym razem tysiącami. Eksperci Trybunału Haskiego zidentyfikowali do maja 2000 roku w Srebrenicy i wokół niej co najmniej 1883 ciała domniemanych ofiar masakry. Czy tych ofiar było cztery, pięć, czy sześć tysięcy i czy na pewno były to osoby zabite w lipcu 1995 roku nie dowiemy się prawdopodobnie nigdy.

Teza o masowej zbrodni w Srebrenicy wywarła duży wpływ na postawę wielu polityków zachodnioeuropejskich, wzmacniając ich antyserbskie nastawienie. „Neue Züricher Zeitung” zauważył w lipcu 2000 roku, że „przypadek Srebrenicy stał się dlatego punktem zwrotnym w wojnie bośniackiej, ponieważ był on wydarzeniem medialnym”. Nie można też nie wspomnieć, że w 1998 roku były szef bośniackiej policji w Srebrenicy, Hakija Meholjić, ujawnił wypowiedź prezydenta Bośni i Hercegowiny, jaką ten skierował we wrześniu 1993 roku do delegacji Srebrenicy. Otóż Alija Izetbegović miał się wówczas wypowiedzieć następująco: „Clinton zaproponował mi w kwietniu, żeby siły czetników weszły do Srebrenicy, zmasakrowały 5 tys. muzułmanów i wtedy będzie interwencja wojskowa”. Wynika z tego zatem, że w otoczeniu prezydenta USA Billa Clintona planowano już w 1993 roku sprowokowanie masakry w Srebrenicy jako pretekstu do interwencji wojskowej NATO przeciw Serbom. Znany polityk bośniacki – pochodzący ze Srebrenicy Ibran Mustafić – stwierdził w 1996 roku, że „scenariusz zdrady Srebrenicy przygotowano świadomie. Niestety zamieszani byli prezydent Bośni i dowództwo armii (…). Rozkazy przyszły z Sarajewa”. Te rozkazy, wydane przez Sztab Generalny Armii BiH, nakazywały siłom muzułmańskim przeprowadzenie prowokacyjnych ataków ze zdemilitaryzowanej enklawy srebrenickiej na cywilne cele serbskie. Co najmniej jeden taki atak rzeczywiście nastąpił. Jego celem stała się serbska wieś Višnjica, którą 26 czerwca 1995 roku splądrowały i spaliły bojówki muzułmańskie, zabijając co najmniej cztery osoby. Fakt ten najprawdopodobniej stał się ostatecznym powodem do podjęcia przez siły serbskie działań przeciwko Srebrenicy, czyli operacji „Krivaja 95”.

Masakra w Srebrenicy rzeczywiście doprowadziła do interwencji wojskowej NATO w Bośni i Hercegowinie i rozstrzygnięcia konfliktu zbrojnego na korzyść Sarajewa. Była to operacja „Deliberate Force” – pierwsza w historii kampania lotnicza NATO, przeprowadzona pomiędzy 30 sierpnia a 20 września 1995 roku przeciwko siłom serbskim w Bośni. Zmusiła ona ostatecznie Serbów do przyjęcia ustaleń podyktowanych im przez USA w listopadzie 1995 roku w Dayton.

Zanim jednak do tego doszło miała miejsce czystka etniczna dokonana przez Chorwację na ludności serbskiej w Krajinie, czyli operacja „Oluja” (4-7 sierpnia 1995 roku). O ile masarka w Srebrenicy – jak zauważyła cytowana szwajcarska gazeta – była „wydarzeniem medialnym”, to operacja „Oluja” do takowych nie należała i nie należy. Najlepszym tego dowodem jest brak hasła operacja „Oluja” lub „Burza” w polskiej Wikipedii, podczas gdy o masakrze w Srebrenicy jest tam obszerny artykuł. Chorwacki atak na Krajinę został przygotowany w ścisłym porozumieniu z Waszyngtonem i osobiście prezydentem Clintonem oraz przy logistycznym wsparciu USA i NATO. W operacji uczestniczyło ogółem 150 tys. żołnierzy chorwackich i 25 tys. bośniackich, wspieranych przez 280 czołgów. Siły krajińskich Serbów liczyły około 30 tys. żołnierzy. Po zakończeniu operacji, dowodzący nią chorwacki gen. Ante Gotovina stwierdził: „Operacja przeprowadzona prawidłowo. Po walce zapanował chaos”. Był to krwawy chaos. Do 15 listopada 1995 roku podkomendni gen. Gotoviny zamordowali co najmniej 150 Serbów (według Komitetu Helsińskiego było 677, a według strony serbskiej 1700-2500 cywilnych ofiar serbskich), przeważnie ludzi starszych, którzy nie chcieli lub nie zdążyli uciec. Około 150-200 tys. Serbów zostało trwale wypędzonych ze swoich siedzib (według strony serbskiej 250 tys.). Dzisiaj krajińscy Serbowie stanowią 4,54 proc. mieszkańców Chorwacji, czyli o ponad połowę mniej niż przed operacją „Oluja”.

Nie ulega wątpliwości, że podczas operacji „Oluja” i po jej zakończeniu żołnierze i policjanci chorwaccy mordowali, torturowali, ograbiali oraz wydalali siłą krajińskich Serbów z Chorwacji. Trwałe wypędzenie z miejsca zamieszkania jest również czystką etniczną, identyczną w skutkach jak fizyczna likwidacja określonej kategorii osób. Jeśli zatem masakra w Srebrenicy jest największą zbrodnią wojenną w Europie po 1945 roku, to operacja „Oluja” jest największą zorganizowaną czystką etniczną współczesnej Europy. W przeciwieństwie do zbrodni w Srebrenicy, co do której nie mamy dowodów na jej zaplanowanie przez stronę serbską, czystka etniczna krajińskich Serbów została zaplanowana przez państwo chorwackie za pełnym przyzwoleniem USA i Zachodu. Na naradzie, która odbyła się cztery dni przed rozpoczęciem operacji „Oluja” prezydent Chorwacji Franjo Tudźman oświadczył, że „przeprowadzimy takie ataki, że Serbowie praktycznie znikną” („nanesemo takve udarce da Srbi prakticno nestanu”). Wypowiedź ta została utrwalona na wideo, a autentyczność tego nagrania potwierdził potem sąd w Zagrzebiu.

Trybunał w Hadze dociekał później o co chodziło Tudźmanowi. Czy o zniszczenie serbskich formacji zbrojnych, czy o wszczęcie ogromnej, obejmującej 200 tys. osób, czystki etnicznej, co rzeczywiście nastąpiło. Kwestii tej Trybunał Haski nie rozstrzygnął, ponieważ w przeciwieństwie do Slobodana Miloszevicia Tudźman nigdy nie stanął przed jego obliczem. Sprawiedliwość Trybunału Haskiego w sprawie wojen w byłej Jugosławii jest bowiem wyjątkowo ślepa i sprowadza się do ścigania i karania głównie osób odpowiedzialnych za zbrodnie po stronie serbskiej.

Antoine Garapon – sekretarz generalny Institut des hautes études sur la Justice w Paryżu – zauważył w 2003 roku, że w Norymberdze akt oskarżenia był oparty na ogromnej liczbie dokumentów, i to takich, których autentyczność nie ulegała wątpliwości. Natomiast Międzynarodowy Trybunał Karny do spraw Zbrodni Wojennych w byłej Jugosławii dysponuje bardzo nikłą dokumentacją, opierając się głównie na świadkach. Zeznania tych świadków z jednej strony pozwoliły na surowe osądzenie Milana Babicia, Radovana Karadzicia i Ratko Mladicia, a z drugiej strony były za słabe na wymierzenie sprawiedliwości powiązanemu ze sprawą Srebrenicy bośniackiemu gen. Naserowi Oriciowi.

Chorwacki zbrodniarz wojenny Ante Gotovina, bezpośrednio odpowiedzialny za operację „Oluja”, został początkowo skazany na 24 lata pozbawienia wolności. Jednakże 16 listopada 2012 roku izba apelacyjna Trybunału Haskiego uwolniła go od wszelkich zarzutów. Razem z nim uniewinniono także innego chorwackiego generała, Mladena Markacza, skazanego w pierwszej instancji na 18 lat więzienia. Postawienia przed jakimkolwiek sądem nie doczekali się odpowiedzialni także za operację „Oluja” gen. Janko Bobetko i minister obrony Chorwacji Gojko Szuszak. W dzisiejszej Chorwacji Ante Gotovina jest uważany za największego bohatera narodowego, niemal chodzącego półboga. Niezależnie od odpowiedzialności za zbrodnie wojenne popełnione podczas i po zakończeniu operacji „Oluja”, współczesny chorwacki bohater jawnie identyfikuje się z tradycją ustaszowską i ma przeszłość kryminalną (służył w Legii Cudzoziemskiej i jako najemnik w szwadronach śmierci w Ameryce Łacińskiej). To wszystko jednak nie przeszkadza demokratycznej i zjednoczonej Europie, której Chorwacja jest częścią.

Nie można wykluczyć, że celem sprowokowania przez władze Bośni i wspierającą je administrację USA masakry w Srebrenicy było nie tylko dostarczenie pretekstu do interwencji zbrojnej NATO w Bośni, ale także medialne przykrycie operacji „Oluja”. Nie był to zresztą koniec dzieła niszczenia Jugosławii i samej Serbii, zapoczątkowanego w 1991 roku przez USA i Niemcy. Dzieło to uwieńczyło dopiero trzymiesięczne bombardowanie Serbii przez NATO w 1999 roku, rozbicie federacji Serbii i Czarnogóry w 2006 roku i ostateczne oderwanie Kosowa od Serbii w 2008 roku. Europejska opinia publiczna nigdy nie była rzetelnie informowana o rzeczywistym charakterze konfliktów zbrojnych na terenie byłej Jugosławii. Dyspozycyjne politycznie media na głównego winowajcę tych konfliktów wykreowały Serbię, skrywając w cieniu pozostałych – jawnych i zakulisowych – aktorów jugosłowiańskiego dramatu. Dlatego na temat 20. rocznicy operacji „Oluja” zapadło głuche milczenie w polskich i europejskich mediach tzw. głównego nurtu.

Świadoma dyscyplina nakazuje bowiem liberalnym i demokratycznym mediom utrzymywać opinię publiczną w nieświadomości co do zbrodniczych poczynań Chorwacji, Bośni i Hercegowiny, kosowskich Albańczyków, USA i NATO podczas rozbijania Jugosławii. Monopol na popełnianie zbrodni wojennych w Europie mają przecież tylko Serbowie i Rosjanie.
Bohdan Piętka

Literatura:
Mile Bjelajac, Ozren Žunec, „The War in Croatia 1991-1995”, (w:) Thomas Allan Emmert, Charles W. Ingrao, „Confronting the Yugoslav Controversies”, West Lafayette 2009.
Alexander Dorin, Zoran Jovanović, „Srebrenica – kako se zaista zbilo”, Freiburg 2010.
Marek Waldenberg, „Rozbicie Jugosławii. Jugosłowiańskie lustro międzynarodowej polityki”, t. I (1991-2002), t. II (2002-2004), Warszawa 2005.

Myśl Polska, nr 37-38 (13-20.09.2015)

 

 

 

Reklamy

2 Komentarze

Filed under Bez kategorii

2 responses to “Euroatlantyckie zbrodnie przeciwko Serbom z użyciem zmanipulowanych Chorwatów

  1. grzanek

    Skandal w Rosji. Donoszę za Daily Telegraph via Michael Hoffman:
    W związku z faktem, że Rosyjska Cerkiew Prawosławna zamierza przeprowadzić śledztwo w celu weryfikacji teorii, jakoby mord na rodzinie carskiej (dokonany przez Żyda – Jakowa Jurowskiego) był judaistycznym mordem rytualnym. podniósł się zwyczajowy lecz nader głośny rytualny skowyt Domu Judy. W środowiskach żydowskich wrze:
    https://revisionistreview.blogspot.com/2017/11/it-doesnt-get-any-more-explosive-than.html

    Polubienie

Skomentuj

Wprowadź swoje dane lub kliknij jedną z tych ikon, aby się zalogować:

Logo WordPress.com

Komentujesz korzystając z konta WordPress.com. Wyloguj /  Zmień )

Zdjęcie na Google+

Komentujesz korzystając z konta Google+. Wyloguj /  Zmień )

Zdjęcie z Twittera

Komentujesz korzystając z konta Twitter. Wyloguj /  Zmień )

Zdjęcie na Facebooku

Komentujesz korzystając z konta Facebook. Wyloguj /  Zmień )

Connecting to %s